Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
 
  
 
 

Небылица


Жили-были три брата. У них был дом без окон и дверей, двор зарос бурьяном. И не было к нему ни тропы, ни дороги. Ничего у них не было, кроме кхизг без дна, изъеденного молью. Дунет в окно ветер — они трое станут вокруг кхизг и перенесут ее к дверям, дунет ветер в двери — перенесут к окну.
— Мы затрачиваем много труда. Если подсчитать наши уси­лия, то за эту кхизг дадут большую сумму денег. Надо ее сроч­но продать,— предложил старший брат.
Младший брат согласился.      продавать кхизг отправили стар­шего брата.
Взял старший брат кхизг и отправился в дорогу. Шел он, шел и очутился в далеком краю. Около одного селения встре­тил он гарбаш.
—  Умеешь ли ты танцевать? Умеешь ли петь песни? Умеешь ли рассказывать небылицы? — спросила она.
На все вопросы он ответил «нет». Тогда гарбаш решила: «От тебя живого пользы мало» — и проглотила его.
С большой выручкой ждали его братья день, ждали второй, ждали неделю. И решили они отправить вслед второго брата. Отправился второй брат и повстречался с гарбаш. Она задала ему те же вопросы, и он так же ответил на них. Его постигла участь старшего брата.
Долгое время ждал их младший брат, которого они считали глупцом.
«Пожалуй, они хотят лишить меня доли от большой выручки и поэтому, быть может, стали жить где-нибудь в другом мо­сте»,— подумал младший брат.
Во дворе он нашел кусок косы, отточил ее сделал из вой­лока ножны, вложил в них косу, подвесил на пояс и отправил­ся вслед за братьями.
По дороге ему повстречалась гарбаш. Она задала младшему брату те же вопросы. На все ее вопросы он ответил:   «Умею».
Станцевал младший брат, спел песню, а затем должен был рассказать небылицу.
—  У меня одно условие, —сказал он гарбаш,— если во вре­мя моего рассказа ты перебьешь меня — я вырежу с твоей спи­ны полосу шириной о эту косу. Если во время твоего рассказа я заикнусь о чем-либо — ты вырежешь ее у меня.
Гарбаш согласилась, и младший брат стал рассказывать небылицу:
«Еще до моего рождения, до рождения моего отца и матери и их предков до седьмого колена я пас в знойный летний день. шестьдесят три кобылицы и одного жеребца. Солнце стояло в зените. Мои лошади изнывали от жажды, да и самого меня - мучила жажда, и я отправился на поиски воды. Пересек я не­большое поле и увидел: над зеленой травкой висит на лучах солнца огромный кусок синей льдины. Пригнал я туда своих кобылиц. Вместе со всеми кобылицами взобрался на льдину, а она и не шелохнулась. Вытащил я из-за пояса топор и стал рубить льдину. Вырыл лунку, в которую топор провалился, а то­порище осталось у меня в руках.
„Что пользы от топорища?"— подумал я и со злостью швыр­нул его в лунку.
Не зная, что делать, я стоял в оцепенении. Тогда мне внезап­но пришла в голову мысль, что будет, если я помою изнутри че­репную коробку. До бровей снял я свою черепную коробку и стал ее мыть, появилась вода, которой хватило напиться шес­тидесяти трем кобылицам, жеребцу и мне. После того как мы на-
пились, я со злости поджег эту льдину с краю. В этом огне сгорела льдина, сгорела вода, сгорел топор — только топорище осталось. Взял я топорище, сунул его за пояс и погнал своих кобылиц и жеребца. Проезжая по лесным чащам, я увидел, как один человек с двумя кобылами и с двумя лошадьми деревян­ной сохой на дереве землю пахал.
—   Вот чудеса,— сказал я ему,— разве тебе  не хватает зем-ли, что ты пашешь на дереве?
—  Если  ты  такой  умный,— ответил  он  мне,— пойди  и   за­бери  свою черепную  коробку в  том  месте,  где  ты  рубил  лед.
Поскакал я туда, взял черепную коробку, очистил ее от па­утины и насадил опять на прежнее место.
Через некоторое время в мою папаху влетела пчела.
—  Что ты делаешь?  Убирайся   из   моей   папахи! — крикнул я ей. .
—  Оставь меня ради бога, я дам тебе меду. Я убегаю от мед­ведя, который требует от меня мед,— сказала пчела.
—  Ну сиди  тогда,— сказал  я,  отправился  далее  и  повстре­чался с медведем.
—  Не видел ли ты здесь пчелы? — спросил он меня.
—   Не видел,— ответил я, выхватил из-за пояса топорище  и переломал медведю лапы.
Иду я дальше и вижу — сидят семь косуль. Выхватил я из-за пояса топорище и одним ударом переломал им всем ноги. Содрал я с семерых косуль шкуры, сделал из них семь мешков и заставил пчелу наполнить эти мешки медом. Запряг я в арбу двух волов, загрузил арбу семью кожаными мешками с медом и тронулся в сторону дома.
День был жарким, путь далеким, быки устали, и возле одного села я остановился отдохнуть. У этого села, в зарослях, мне показалось, что дерутся два барана. Я помчался туда, думая, что бараны помогут мне дотянуть арбу до дому. Когда я подбе­жал, то оказалось, что дрались два муравья. Взял я одного за ухо, привел и запряг в арбу. Он потащил арбу и двух быков вместе. Я подумал: „Если бы привести и второго муравья, то мы доехали бы куда быстрее".
Привел я второго муравья и запряг.
Умчали два муравья мою арбу, двух быков и семь мешков меду. А я оказался верхом на хворостине, которой погонял бы­ков. Думал я, думал, как бы мне спрыгнуть с этой хворостины, и надумал: сойду, подложу на землю что-нибудь, снова взбе­русь на хворостину, а затем снова спрыгну».
—  Ой,  если ты слез,  зачем  тебе было вновь взбираться? — вмешалась, не удержавшись, гарбаш.
—  Так-так, поди-ка сюда — сказал младший брат и вырезал во всю длину спины гарбаш три полосы кожи шириной о косу.
Вытащил он из нее двух братьев, а также кхизг и возвратил­ся домой.


<<<Содержание