Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
 
установка натяжных потолков
  
 
 

Гам


В старину, говорят, жили отец, мать и сын. Жена ждала ре­бенка, когда муж ушел на войну. И там его убили.
Через некоторое время жена родила девочку с зубами во рту. Один раз накормила грудью — девочка в рост пошла, другой раз накормила — она встала, третий раз накормила — она пошла. Увидит девочка во дворе курицу или барашка — поймает их и живыми съедает. Удивилась мать и спросила о ней у аульчан. Люди сказали, что эта девочка превратится в гам:
—  Если ты не уберешь ее из дому, она всех вас и нас съест или убьет.
—  Сын мой,— сказала мать,— она из моей утробы, убить мне ее жалко. Уведи ее куда-нибудь и отпусти.
Брату тоже было жаль сестру, но, когда все говорят, делать нечего.
Запряг он арбу, усадил в нее сестру и поехал в лес. В дороге он увидел двух диких кошек. Брат оставил сестру с кошками (она стала с ними играть), а сам уехал домой.
У брата были две гончие. Одну звали Ок-лок Цхок-лок, а дру­гую — Бай-йок Бахи-йок. Кликнет он их по имени и отправля­ется на охоту.
Через несколько лет мать и сын вспомнили о девочке и реши­ли узнать, что с ней случилось.
—  Нана, ты сиди дома, а я пойду,— сказал сын.— Гончих я привяжу, ни в коем случае не развязывай их.
Юноша оседлал коня и поехал в лес.
Видит он свою сестру, а вокруг нее кошки. Она была в три раза выше его, глаза — кошачьи, да и обросла, словно кошка. Изо рта торчали огромные клыки — выглядела она настоящей гам.
—  А-а, братик! Это ты? Заходи!
Зашел он, а сестра вышла и съела у его коня одну ногу. За­тем вошла и говорит:
—  Братик, ты что на трехногом коне приехал?
—  Да, я приехал на трехногом коне,— ответил брат сестре-гам. Снова выскочила сестра-гам и съела    еще    одну ногу у его коня:
—  У твоего коня не три, а две ноги. - Да, две ноги было.
Выскочила она, съела оставшиеся ноги:
—  Да у него ни одной ноги не было! Что он, на брюхе полз?
—  Да, ни одной ноги не было, на брюхе полз. Затем она съела полтуловища коня:
—  Ты что на половине коня приехал?
—  Да, я приехал на половине коня,— сказал брат и подумал: «Съест коня и за меня возьмется. Что же делать?»
В это время в окно потихоньку    вскочила кошка и сказала:
—  Твоя сестра часто меня   бьет,   плохо   ко   мне   относится. Если бы ты увел меня, я спасла бы тебя от ее клыков.
—  Я спасу тебя,— сказал брат, и кошка дала ему гребешок, кувшин масла и три иголки.
—  Побежим,— сказала кошка.— Когда она побежит вслед за нами, брось гребешок — вырастут густые колючки. Когда ведьма пройдет через  колючки,  бросишь   кувшин  с  маслом — появится море масла, а вокруг кремнёвые стены. Пройдет она и их.   Тогда брось на землю три иголки — поднимутся три чугунных столба. А теперь бежим.
Усадил брат кошку на плечи и бросился бежать. Вошла в ком­нату гам:
—  Братик, ты, оказывается, без коня приехал?— сказала она и посмотрела по сторонам.
Не увидев брата, гам бросилась за ним в погоню.
—   Братик,    подожди, я пойду с тобой! — кричала    она вдо­гонку.
При ее приближении брат бросил гребешок:
—  Пусть между нами вырастут колючки!
Прошла она сквозь густые колючки и стала снова его дого­нять.
Брат бросил кувшин с маслом и сказал:
—  Пусть между нами возникнет море  масла с кремнёвыми стенами вокруг!
С трудом прошла гам по разлитому маслу, перегрызла крем­нёвые стены и снова стала настигать брата. Он бросил три игол­ки и сказал:
—  Пусть между нами возникнут три чугунных    столба, упи­рающиеся в небо!
Взобрался брат на первый столб. Подбежала к нему гам и говорит:
—   Братец, подними меня!
—  Нет, не подниму, я тебе не брат и ты мне не сестра. Уби­райся отсюда.
Тогда гам стала грызть клыками, словно пилить пилой, чугун­ный столб. А брат стал кликать своих гончих:
—  Ок-лок Цхок-лок! Бай-йок Бахи-йок! На помощь! Рвались с привязи гончие, лаяли. А гам только   перегрызла
первый столб, как он перескочил на второй. Стала ведьма грызть второй столб, снова стал кликать он гончих:
—  Ок-лок Цхок-лок! Бай-йок Бахи-йок! На помощь!
Гам перегрызла второй столб. Брат перескочил на третий. Гам хорошо наточила свои клыки, стала грызть третий столб. В последний раз он крикнул:
—  Ок-лок Цхок-лок! Бай-йок Бахи-йок! На помощь! Хозяина вашего убивают!
Лаяли, рвались с привязи гончие, стали кусать друг друга. Мать решила, что сына убила гам, и подумала:
«Он говорил мне не развязывать собак, но теперь, после его смерти, зачем мне нужны эти гончие?»
Отпустила она гончих, закрыла окна, двери и стала горько плакать.
Бросились гончие со всех ног. Увидела их вдали гам и говорит:
—  Ой, братец, эти гончие меня съедят.
—  Занимайся    своими    делами, это не гончие,   а   хвостатые зайцы.
Не успела гам перегрызть третий столб, как прибежали гон­чие. В испуге гам, словно змея, обвилась вокруг чугунного стол­ба. Гончие разорвали ее на мелкие клочья.
Вместе с гончими пришел юноша домой.
—  Открой дверь, нана!    Живым и здоровым    вернулся твой сын!
—  Мой сын убит,  убирайся,  не  разрывай сердце  горемыки.
—   Почему ты не веришь? Я же твой сын!
—  Просунь палец в отверстие двери, и я узнаю, мой ли ты сын или нет.
По пальцу мать узнала своего сына.
От радости она так легко станцевала, что даже следа муравьи­ного на поверхности молочной каши не оставила.


<<<Содержание