Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
 
  
 
 

Два друга


В давние времена жили два друга — Байбур и Гамбур. Между их жильем было расстояние, которое можно было одолеть лишь за три месяца. На старости лет, чтобы узнать о здоровье друг друга, они пускали стрелы в стену.
Однажды Байбур затосковал по своему другу и пустил в сте­лу две стрелы.
«Если Гамбур жив и здоров, на стене выступит капля молока. Если же он занемог, на стене выступят три капли крови»,— по­думал он.
На стене выступили три капли крови. Желая помочь своему другу, Байбур с железной кровати перешел на деревянную.  В дом пошел старший сын Байбура и спросил отца:
—  Дада, ведь неудобно перед людьми, если ты будешь лежать па деревянной кровати! Что случилось? Расскажи о своем горе.
—  Мой друг Гамбур занемог. Разделяя его горе, я перешел на деревянную кровать,— сказал отец.
—  По   своему   желанию   перейдешь   на   железную,— сказал старший сын и вышел.
Вошел средний сын и спросил о том же, о чем старший.
—  Пошел вон! — закричал отец. Но средний сын настаивал:
—  Расскажи о своем горе. Нехорошо, что ты лежишь на дере­вянной кровати.
Отец рассказал ему о своем горе, и средний сын ответил так же, как и старший:
—  Па своему желанию перейдешь на железную кровать.
Вошел младший сын и задал тот же вопрос, что и старшие братья.
—  Ты не лучше своих братьев,— закричал отец па младшего сына и прогнал его.
Но младший сын настаивал, и отец рассказал ему о своем го­ре. Тогда младший сын спросил у отца:
—   Есть ли у тебя конь, есть ли у тебя оружие, чтобы опо­ясаться, дада?
Отец достал из сундука оружие, передал сыну и сказал:
—   Вон под тем холмом стоит конь. Имей в виду: он бросится на тебя, чтобы убить. Не успеет он выскочить из-под холма, стать на дыбы, как ты должен его взнуздать, оседлать и сесть на него.
Как отец и говорил, из-под холма выскочил конь и бросился на младшего сына. Но тот накинул на него уздечку, оседлал и вскочил в седло. Тогда младший сын спросил отца:
—  Дада, что ты делал, когда отправлялся в путь?
—  Когда я отправлялся в путь, я делал три круга вокруг до­ма и перескакивал на коне через ограду,— сказал отец.
Отец дал младшему сыну печатку с пальца, чтобы по ней его узнал Гамбур.
Взял младший сын печатку, надел ее на палец, сделал вокруг дома три круга, перескочил на коне через ограду и отправился в путь.
Дорогу, которую Гамбур и Байбур одолевали за три месяца, младший сын Байбура одолел за месяц. Подъехал он к селу, при­шел на пхохане и спросил, где живет Гамбур. И поехал сын Байбура к башням, на которые указали ему люди. Гамбур выгля­нул в окно и сказал:
—  Если ты прибыл за плохим, достанется оно тебе. Если при­был за хорошим, да не лишишься ты его!
- Я прибыл с хорошим намерением, я сын твоего друга Бай­бура — Баймурза.— И юноша протянул в окно руку с печаткой на пальце.
Увидя па пальце печатку Байбура, Гамбур вспомнил с лю­бовью своего друга, прижал руку Баймурзы к сердцу. Затем он поспешил к Баймурзе, ввел в дом сына своего друга, обо всем его расспросил. Зарезал барана усадил гостя за стол. И Баймурза за столом спросил Тамбура:
—  У тебя нет дочери или сына?
Гамбур ответил, что у него нет ни дочери, ни сына. После обе­да Баймурза решил прогуляться по селу и попросил дать прово­жатого. Гамбур пригласил своего соседа. Когда Баймурза и сосед вышли, тот рассказал, что у Гамбура были семь сыновей и одна дочь и эту дочь похитил нарт-орстохоец Асран, а братья поехали за сестрой и погибли.
—  Мы не будем больше ходить по селу. Прошу тебя, никому не говори о том, что ты мне рассказал,— сказал Баймурза.
И они разошлись.
Приходит Баймурза к Тамбуру и говорит:
—  Я за всю жизнь ни разу не спал в комнате, постели мне
во дворе.
Постелили ему во дворе. А посреди ночи Баймурза встал, оседлал коня и тайно от Тамбура поехал в горы к нарт-орстхой-цу Асрану.
Через семь дней и семь ночей он прибыл в горы, где стоял желтый дым от цигарки одноглазого нарт-орстхойца, пасшего отары овец.
—  Ассалам-алейкум! Да не будет приплода твоим овцам, зл-дей! — обратился Баймурза к нарт-орстхойцу Асрану.
—  Ва алейкум-салам!  Люди желают приплода моим  овцам, а ты почему не желаешь? —спросил Асран.
—  Я говорю это потому, что не желаю приплода твоим овцам. Скажи мне, где ты держишь своих овец? Где твое жилище?
—  Я держу своих овец в таком-то месте. Там и мое жилище. Но сейчас я не могу вернуться с овцами. А ты пойди, но тебя мо­гут не впустить мои собаки. Вот этой шапкой отпугнешь их.— И Асран бросил Баймурзе свою шапку.
—  Я не ребенок, чтобы таскаться о твоей шапкой! —      Бай-мурза пинком отбросил шапку Асрана.
Когда Баймурза направился к его жилищу, варт-орстхоец сказал:
—  Сорви во дворе с яблони яблоко и съешь его. Возьми топор и наруби дров. Выпусти из вагона десять баранов. Наполни котел водой. Приготовь кукурузной муки. Пойди в лес и наруби сухих дров для растопки.
Ни один из семерых братьев — сыновей Тамбура — эти пору­чения не смог выполнить.
Только Баймурза пришел во двор нарт-орстхойца, как на него бросились семь собак, которых он убил ударами шашки. Баймурза потряс яблоню, вырвал ее с корнями из земли, нарубил дров. Принес в котле воды и.поставил его на очаг. Взял со стены дечиг-пандар и долго играл на нем, а затем расколол его на щенки и разжег ими огонь. Потом отодвинул от входа в загоны огромную скалу,   вывел   баранов,    зарезал    их   и   мясо    бросил   в   котел.
В это время возвратился нарт-орстхоец и злобно спресил у Баймурзы:
—  Ты почему убил моих собак?
—  А что ж, я дал бы им разорвать себя? — спросил Баймурза.
— Ты играл на дечиг-пандаре, но почему сломал его? — спросил Асран.
—  А что ж, я должен был, как женщина, собирать щепки для
растопки? — спросил Баймурза.
—  Воды ты принес?
—  Да, принес.
—  Куда дел десять баранов?
—  Я их зарезал, и мясо варится в котле,— ответил Баймурза.
Нарт-орстхоец не осмелился драться с Баймурзой и вышел. Баймурза съел мясо десяти баранов и лег отдыхать. Когда он ус­нул, вошел нарт-орстхоец и стал варить себе кашу. Когда каша сварилась,  Баймурза проснулся,  выгнал  нарт-орстхойца и съел
всю кашу.
— Лучше умереть сейчас, чем умереть от голода и жить в страхе. Мы должны драться,— сказал Асран Баймурзе.
— Хорошо, будем драться,— сказал Ваймурза, схватил нарт-орстхойца и всадил его по колена в землю.
Затем нарт-орстхоец схватил Баймурзу и всадил его в землю.
-Я только теперь вошел во вкус драки,— сказал Баймурза
и всадил его в землю по самые уши.
Тогда нарт-орстхоец сказал:
—  Что бы ты ни делал, смерть меня не возьмет. Расколи мой череп и вытащи коробку, в которой находятся три ножа. Этими ножами убей меня, я не  в силах  переносить такие страдания.
Ударом шашки Баймурза расколол череп нарт-орстхойца, вы­тащил коробку, а из нее три ножа и сказал:
—   Я тебя не буду убивать, и ты будешь вечно мучиться, если не скажешь, где семеро братьев и дочь Тамбура.
—  Дочь Тамбура на верхнем этаже башни, а семь братьев к подвале башни, зажатые в тисках.
Спустился Баймурза в подвал, освободил из тисков семерых братьев и поднялся к дочери Тамбура на верхний этаж башни. Увидев его, дочь Тамбура вскрикнула:
—  Если нас увидит Асран, он убьет нас! Уходи скорее!
—  Асран теперь ничего не сделает — я убил его. Я сын друга твоего отца, Баймурза, прибыл сюда, чтобы освободить тебя,— ска­зал Баймурза девушке.
Баймурза    убил   Асрана,   забрал   его   отары   овец и с семью сыновьями и дочерью Тамбура отправился в обратный путь. Семь дней и семь ночей царило веселье в доме Тамбура. После   этого   решил   Баймурза   возвратиться   к   своему   отцу
Байбуру.
Ехал он, ехал и очутился на развилке дорог. Стоял Баймурза в раздумье, не зная, какую дорогу выбрать, а затем вспомнил сло­ва Тамбура:  «Дорога к восходу солнца опасна, дорога к заходу
солнца безопасна».
Но все-таки он поехал в сторону восхода солнца. По дороге он увидел башню чернее угля. Из этой башни вышла девушка чернее угля и сказала Баймурзе:
—  По  этой  дороге   пройдет  Черный   хожа.   Мне   жаль  твою круглую голову. Не ходил бы ты по этой дороге!
—  Черный хожа пусть делает что хочет, а ты зайди обратно
в башню.
И   Баймурза   поехал   дальше   и встретился с Черным хожей.
—   Птица, пролетающая над моим краем, боится перышко бро­сить, звери на моей земле боятся след оставить. Так почему же ты без разрешения вступил в мой край? — закричал верный хожа. Баймурза ответил:—  Не вини меня. Я три месяца плутаю, но больше не появлюсь в твоем крае.
—  Нет, я не могу простить тебя. Всех, чья нога сюда ступает, я лишаю головы! — сказал Черный хожа.
—  Я извинился за то, что очутился в твоем краю. Но если ты так говоришь, то и твою голову должна постигнуть участь дру­гих! — сказал Баймурза и шашкой снес Черному  хоже голову.
Едет он дальше, и встречается ему в пути красная башня. Выходит из башни девушка краснее огня и говорит:
—  Не ходил бы ты по этой дороге. Сюда идет Красный хожа. Мне жаль твоей круглой головы, которой он тебя лишит.
—  Красный хожа пусть делает что хочет, а ты зайди обрат­но.— И Баймурза поехал дальше.
Встретился он с Красным хожей. Красный хожа повторил сло­ва Черного хожи. Баймурза и Красному хоже снес голову.
Едет Баймурза дальше, и попадается ему в пути белая башня, из которой вышла девушка белее молока и сказала те же слова, что и прежние.
Он ее отправил в башню, а Белого хожу, как Черного и Крас­ного, лишил головы.
Едет дальше Баймурза. Устал и прилег отдохнуть. Во сне он увидел Малх-Азни, дочь падчаха. Проснувшись, он поклялся, что не возвратится домой, пока не найдет ее. Поехал он дальше и встретился с одним человеком.
—  Ассалам-алейкум! Кто ты и что здесь делаешь? — спросил Баймурза.
—  Я женщина. Зовут меня Тани Гук. Я не могу ответить на твой салам. А очутилась я здесь по одной причине. Ты чем за­нимаешься? Куда путь держишь? — спросила Тани Гук.
—  Я  видел  во  сне  Малх-Азни и решил на ней жениться,— сказал Баймурза.
—  Ты иди не этим путем, а другим. Если пойдешь этим путем, не добьешься Малх-Азни, так как ее охраняет войско падчаха. Я помогу тебе. Вон видишь холм. Это не холм, а моя мать Жера-Баба.   Подкрадись   к   ней  незаметно  и  скажи: «Баба,   я  твой кант!» — и бросайся в ее объятия. Тогда она посоветует тебе, как добиться Малх-Азни,— сказала Тани Гук.
По совету Тани Гук Баймурза подкрался к Шера-Бабе и со словами: «Баба, я твой кант!» — бросился в ее объятия.
—   Да, ты мой сын! Поведай мне о причине своего прихода,— сказала Жера-Баба.
Выслушала она Баймурзу и говорит:
—  Нет, нет,  так  Малх-Азни не  добиться,  ведь ее  охраняет большое войско падчаха. Но я помогу тебе. Малх-Азни играет с золотой уткой, а я превращу тебя в золотого голубя. Между вой­ском, охраняющим Малх-Азни, и башнями стоит золотой столб.
Ты сядь на верх столба. Воины будут в замешательстве, стрелять в тебя или нет. Затем решат поймать, чтобы Малх-Азни то­бой забавлялась, и принесут тебя к ней. Только так ты сможешь добиться Малх-Азни.
Жера-Баба превратила Баймурзу в голубя. Он взмахнул крыльями, полетел и уселся на верх столба. Некоторые воины го­ворили, что надо убить голубя, другие отговаривали. Наконец ре­шили его поймать. Поймали и бросили в комнату Малх-Азни. Го­лубь примостился в углу комнаты и поглядывал на Малх-Азни. Взглянула на голубя Малх-Азни и сказала:
—  Удивительно,  если ты  действительно  голубь.  Твои глаза очень похожи на глаза Баймурзы, о котором мне так много рас­сказывали.
—  Я и есть Баймурза,— сказал он, и из голубя превратился в юношу.
Тогда Малх-Азни вышла и сказала воинам.
—  Расходитесь, я выхожу замуж.
На рассвете они запрягли коней и собрались ехать домой. Пе­реночевали у Жера-Бабы и поехали.
—  Я бы хотел немного отдохнуть,— сказал  Баймурза и  задремал.
Через   некоторое   время   он  проснулся  и   увидел   плачущую Малх-Азни.
—  Ты плачешь? Ведь я неволить тебя не стану и снова отведу
к твоей башне,— сказал Баймурза.
—  Я плачу из-за надвигающихся черных туч. Когда я вышла из башни, меня хотел украсть сармак. Мне кажется, что эти тучи и есть сармак. Вот почему я плачу,— сказала Малх-Азни.
—  С малолетства не было человека сильнее меня, кроме моего отца. Можешь смело погонять лошадей,— сказал Баймурза.
Не успели они закончить разговор, как перед ними опустился сармак. На человеческом языке он сказал:
—  Давай драться!
Приготовился Баймурза драться. Сармак сказал!
—  Оскорби меня!
—  Я не буду тебя оскорблять. Я увожу твою любимую Малх-Азни. Ты оскорби меня!
Сармак плюнул в Баймурзу ядом. Тогда Баймурза выхватил
шашку и снес сармаку голову.
Без всяких происшествий вместе с Малх-Азнн он прибыл до­мой и рассказал отцу Байбуру, как он освободил семь сыновей Тамбура и дочь и о дальнейших своих приключениях.
Байбур пустил в стену две стрелы — молочную и кровяную: со стены упали три капли молока. Теперь Байбур взобрался на свою железную кровать. Семь дней и семь ночей играли свадьбу и от всего сердца ве­селились на ней.


<<<Содержание