Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
 
  
 
 

Как победили черного ногайца


Седло приросло к конто, сам прирос к седлу, изо рта пламя бьет — так ездил черный ногаец.
Однажды напал он на одно село, сжег его, шашкой изрубил всех людей, осталась лишь одна беременная женщина, которая собирала в лесу груши. Она родила мальчика и умерла. У маль­чика под мышкой было солнце, из одного пальца текла вода, из другого — молоко, из третьего — масло, из четвертого — мед.
В лесу он сосал свои пальцы и так кормился. Подошел к нему волк и решил съесть мальчика. Только волк кинулся на него, маль­чик просунул волку в пасть руку и сломал ему все клыки. Нече­го было делать волку. А мальчик вспрыгнул на спину волка и схватил его за уши.
—  Я твой всадник, а ты — мой копь,— сказал мальчик.
—  Я привезу тебя к моему хозяину,— сказал волк и пустился рысью.
Мальчик верхом на волке подъехал в лесу к шалашу, у кото­рого сидел старик и поджаривал оленя.
—  Волчий щенок, откуда ты везешь этого сучьего щенка? — спросил старик волка.
—  Один черный ногаец разгромил село, изрубил людей, оста­лась  лишь  одна   женщина   в   лесу.   Она родила этого мальчика, а он сломал мне клыки, оседлал и приехал сюда верхом на мне,— рассказал волк.
Старик стал воспитывать мальчика. Поил его барсучьим моло­ком, кормил оленьим мясом и лесными орехами.
Этот старик был вещим и мог принять облик любого зверя.
Однажды старик принял облик медведя и стал бороться с мальчиком. Мальчик схватил медведя, притянул его к себе, сло­мал ему два ребра и с размаху ударил оземь.
—  Ну, теперь у тебя достаточно сил,— сказал старик,— что­бы  освободить  свой  край,  на  который нападает черный ногаец. Тебе нужно оружие, которое снесет ему голову, и конь, который одолеет его коня. Вон там живет мой старший брат. Для него за­режешь этого белого оленя. Он большой мастер. Никто, кроме не­го, не сможет сделать шашку, которая одолеет черного ногайца. Тебе я даю имя Берза Дог.
Берза Дог взял белого оленя и отправился туда, куда указал старик.
И» одной пещеры курился дым и раздавались звуки — занг-занг-занг. Подошел   Берза Дог к пещере и говорит:
—  Пусть хозяину будет впрок мясо этого белого оленя!
Выбежал из пещеры железных дел мастер с намерением драть­ся. Увидел, что для него зарезали оленя, и драться не стал. Он был дороден, его борода и усы были опалены, на голове и пле­чах — сажа.
—  Пусть будет твой приход добрым, если у тебя добрые на­мерения,— сказал он.
—   У  меня  добрые  намерения,   а   прислал  меня к тебе твой младший брат.— И рассказал Берза Дог, что ему нужен меч, ко­торый мог бы разрубить черного ногайца.
—  Хорошо,— сказал кузнец.— Только сдвинь-ка с места эту наковальню.— И он показал на большой камень, лежавший посре­ди кузни.
Напряг Берза Дог все силы, но не смог сдвинуть наковальню с места. Она сидела глубоко в земле.
—  Дай-ка я попробую,— сказал кузнец и без труда вырвал камень из земли, а затем вновь всадил его в землю.
—  Будешь помогать мне в работе год,— сказал кузнец. Целый год проработал Берза Дог у кузнеца и каждый день
пытался вырвать наковальню, проверить, сколько сил у него при­бавилось.
Через год он, как и кузнец, легко вырывал наковальню вы земли, а затем обратно ее всаживал. И теперь он вместе с кузне­цом начал делать шашку. Семь дней и семь ночей они готовили уголь, мяли сталь, словно тесто, руками. Семь дней и семь ночей ковали шашку, а потом стали бить ею по валунам и скалам.
Шашка рассекала валуны и скалы, словно тыквы. При ударе шашка удлинялась, а когда ее отводили, укорачивалась.
С шашкой Берза Дог вернулся к старику, который его воспи­тывал, а тот говорит:
—  Теперь ты должен пойти к моему самому старшему брату. Приведешь от него сорок буйволиц.— И старик дал ему белого
оленя.
Берза   Дог   приходит  к  самому  старшему  брату  старика   и
говорит:
—   Пусть  хозяину   будет   впрок   мясо   этого   белого   оленя! —
И прирезал оленя.
Самый старший брат, пасший овец, выбежал навстречу Берза Догу. Увидел он прирезанного для него оленя и успокоился, поел мясо оленя, и они стали говорить о делах. Пастух швырнул со своей ноги чувяк и попросил Берза Дога принести его. С трудом приволок Берза Дог тот чувяк.
—  Ты должен проработать со мной ровно год,— сказал пастух. Берза Дог ходил за овцами, коровами, буйволицами. Через год
он взбегал на гору с одним быком на шее и двумя под мышками. Старик, воспитатель юноши, прирезал сорок буйволиц и выде­лал сорок шкур.
—  Теперь   мы    пойдем    драться    против    черного    ногайца. Я превращусь в коня. Когда ты будешь драться с ногайцем, я бу­ду драться с его конем. Чтобы удар копыта пли укус коня мне не повредил, обернешь меня этими буйволиными шкурами.
И старик превратился в доброго коня.
Сорока буйволиными шкурами обернул его Берза Дог. С вет­ром споря, поднимались они в поднебесье, приникали к земле, словно проливной дождь. Так прибыли они в село, где жил Берза Дог.
Черный ногаец положил тело отца Берза Дога к изголовью, а тела его братьев — под себя и крепко спал.
Конь черного ногайца, как увидел Берза Дога, заржал.
Черный ногаец проснулся и встал. Изо рта его ударило пламя, из ушей повалил дым. Вскочил он на своего коня и пустил его на Берза Дога.
Стали они драться. Дерутся и их кони. Огнем и мечом бился ногаец. Берза Дог уклонялся от ударов, а каждый его удар попа­дал в цель. Каждый укус коня ногайца срывал с коня Берза Дога по одной буйволиной шкуре. А каждый укус коня Берза Дога вы­рывал у коня ногайца по одной жиле. От грохота этой битвы птицы с небес попадали, звери к земле приникли. Берза Дог на­правил солнце из-под мышки на черного ногайца, и тот ослеп от его сияния. Шашкой искромсал Берза Дог ногайца и его копя. Бой, начатый утром, продолжался до вечера. Как только ногаец испустил дух, все покойники аула ожили. Трех братьев — стари­ка-воспитателя, кузнеца и пастуха — пригласили в аул и устрои­ли большое веселье. Они стали вместе жить. Пусть им и нам во всем будет удача!


<<<Содержание