Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
 
  
 
 

Сын вдовы Жатик


В одном селе пас телят и этим кормил мать и себя плешивый мальчик, Его звали Жатиком. Он часто приходил к роднику, куда ходят по воду девушки, и играл на чондарге.
Однажды, когда он играл, за водой пришла дочь падчаха. Она издали прислушивалась к грустной мелодии. После этого она каждый раз приходила к роднику слушать его игру. Жатик силь­но ее полюбил. И дочь падчаха его полюбила. Однажды Жатик сказал матери:
—  Я даю тебе неделю времени. Передай падчаху, что я хочу жениться на его дочери, и пусть он скажет, какой урду он по­требует.
—  Ай, он же нас убьет, я  не  осмелюсь ему это сказать,— ответила мать.
—  Что он тебе сделает? Убьет? Если же ты не передашь ему мои слова и вернешься, я сам тебя убью,— сказал Жатик.
Медленно побрела мать ко двору падчаха.
—  У наших ворот попрошайка. Дайте ей милостыню и отпу-   стите,— сказал падчах.
Слуги падчаха дали женщине подарки и отпустили.
—  Я не попрошайничать тебя послал,— стал браниться Жа-тик.— Тебе осталось шесть дней для сватовства.
Так два или три раза возвращалась мать с подарками — по­даянием от падчаха.
—   Если и  теперь  не  передашь  мои слова падчаху,— сказал Жатик матери.— не   миновать  тебе   смерти.— Мы   ни  в   чем   ив уступаем падчаху, чтобы он не выдал за меня свою дочь.
Опять пришла мать ко двору падчаха и, когда ей стали давать подаяние, сказала:
—   Я не попрошайка. У меня есть разговор к падчаху.
—  О чем она говорит? — спросил падчах у эздия.—   Она пришла свататься,— сказал он.
—   Натравите на нее злых собак и прогоните... Разве слыхано такое сватовство, или она с ума спятила? — разгневался падчах.
Выпустили на мать Жатика злых собак и прогнали. Сидев­шая у окна башни дочь падчаха видела все это, пришла к отцу и сказала:
—  Постеснялся хотя бы ее седин. Так поступать не к лицу падчаху. Теперь тебя люди будут упрекать в этом. Если ты не­доволен, потребуй от них невыполнимый урду.
Пришлось старушку вернуть и извиниться перед ней. Падчах сказал:     
—  Я   выдам   свою   дочь   за   твоего   сына,   если   он   пригонит шестьдесят три жеребца, подобных барсу, шестьдесят три стель­ных коровы, шестьдесят три годовалых бычка, отары овец и тюк геза-дяри.
Плача возвратилась старая вдова и передала сыну требова­ния падчаха. Тогда Жатик спросил:
—   Остались ли в нашем доме доспехи моего отца?
—  Доспехи-то есть, но совладаешь ли ты с ними? У твоего дада был красный жеребец, подобный барсу, который находится за семью замками. Это не простой жеребец. Если ты разобьешь
. семь замков, мизинцем осадишь жеребца, не дашь ему шелох­нуться, оседлаешь, а затем опояшешься оружием, которое най­дешь там же, тогда ты достоин имени своего отца. Если же ты не в силах этого сделать, не ходи туда, где конь.
Жатик искупался, переоделся и отправился в подземелье.
Только он вошел, как на него бросился красный жеребец, по­добный барсу, пугавшийся своего дыхания. Искры сверкали от скрежета его зубов. Только жеребец бросился на него, Жатик ударом мизинца осадил его. Не успел копь шелохнуться, Жатик оседлал, уселся на него и опоясался оружием. Выскочил из под­земелья красный жеребец, подобный барсу, думая, что на нем сидит какая-то муха. Поднимался он в небеса, опускался на зем­лю в надежде сбросить или .разбить наездника. Но Жатик ока­зывался под брюхом коня, когда тот поднимался в небеса, и на его крупе, когда конь ударялся о землю. Устал конь и присмирел.
—  Только твоему отцу я подчинялся. Теперь знаю, что и ты можешь управлять мной. Пусть я буду тебе впрок, а ты — мне. Я готов выполнить твои приказания. Мы отправляемся в бой или на мировую? — спросил он.
—   Мы отправляемся в далекие степи, чтобы угнать у одно­глазого вампала табуны коней и скота.
—  Этот вампал лишил жизни твоего отца. Мы идем па битву. Ускорить ли нам отъезд?
Жатик прогарцевал несколько раз на копе по двору:
—   Оставайся с добром, нана! — сказал Жатик матери, пере­скочил на коне через ограду и отправился в дорогу.
Едут они, едут и, насколько заметно глазу, видят в поле всад­ника. Подъезжает всадник и приветствует Жатика. Ответил на приветствие Жатик и спрашивает:
—   Кто ты такой и как попал в эти края?
—  Я сын князя,— ответил всадник,— и полюбил дочь падча­ха. Но ее отдадут лишь за табуны коней и скота. Поэтому я очу­тился здесь.
—   И   я   поэтому   нахожусь   здесь,— сказал   Жатик,— поедем вместе, если ты согласен.
—  Я бывал в эти! краях и хорошо знаю их. Если я стану поджарым волком,  станешь  ли  ты  следовать  за   мной  щенком волка?
—   Если ты будешь идти впереди, то я щенком волка после­дую за тобой,— сказал Жатик.
И они отправились дальше.
Едут они, и встречается им речка, на берегу которой растет   . большое дерево. Говорит конь Жатику:
—  В этом месте твой отец часто отдыхал.
Переночевали друзья и отправились дальше. Ехали они, еха­ли и приехали к огромному синему морю. Говорит сын князя Жатику:
—  Мы прибыли с тобой в степи вампала. Больше я впереди же поеду.
И говорит ему тогда Жатик:
—  Если поджарым волком я пойду впереди, последуешь ли ты щенком волка за мной?
—   Если поджарым волком ты пойдешь впереди,  то щенком волка я последую за тобой,— ответил сын князя.
—  Ты   останешься   здесь   отбивать  добычу  у   проезжих   или пойдешь на дно морское угонять табуны вампала? — спросил Жа­тик у сына князя.
—  Я  останусь  здесь  отбивать  добычу  у  проезжих,— сказал сын князя.
—  Хорошо. Тогда я спущусь па дно морское. Если на море появится красная пена, знай, что я возвращаюсь с боем. Тогда можешь уезжать. Если появится на море белая пена, знай, что я возвращаюсь с миром, и жди меня! — И Жатик бросил коня в море.
Говорит конь Жатику:
— Сейчас вампал спит, проснется он только через неделю, если его не разбудит поводырь табуна — красный жеребец, по­добный барсу. Он сильнее меня, так как сосал грудь моей мате­ри три раза, а я — только один. Твой отец угнал меня из табуна вампала. Этот табун не трогается с места, если жеребец не пой­дет впереди. Сначала надо выгнать жеребца, за ним и табуны. Прибыли они на дно морское. Ваял Жатик из-под головы вам­пала тюк геза-дяри, погнал жеребца впереди, а табуны коней — за ним. В это время оставшийся у моря сын князя отбивал у проезжих добычу; собрал много золота, серебра и, увидев на море белую пену, очень обрадовался. Жатик выгнал табуны из моря и сказал своему другу:
—   Жеребец вампала хочет снова уйти в море. Если он уйдет от нас, то разбудит вампала. Ты возьмешь его за узду и пойдешь впереди или пойдешь сзади?
—  Я пойду впереди,— сказал сын князя и взял жеребца за узду.
Едут они, и конь Жатика говорит:
—   Жеребец вырвался из рук князя. Табуны скачут за жеребцом. Если он вернется в море, то нам туго придется. Ударь меня кнутом с такой силой, будто ударили семеро вампалов, напряги свое тело так, будто напряглись пятнадцать всадников.
Нанес Жатик коню плеткой удар с такой силой, будто уда­рили семеро вампалов, напряг свое тело, словно напряглись пят­надцать всадников, пустил коня вслед жеребцу вампала, подоб­ному барсу. Но не успел его догнать, и жеребец вампала ушел в море.
Говорит конь Жатику:—  Окутай меня шестьюдесятью тремя лошадиными шкурами. Сейчас из моря выскочит вампал на жеребце. Ты станешь драть­ся с ним, а я — с конем. В этом жеребце — сила вампала. Про­играет  жеребец — проиграет  и  вампал.   Жеребец  будет  срывать с меня куски лошадиных шкур, а я с него — куски мяса. Станет его конь опускаться на колени, и тогда вампал скажет: «Солнце мое, если я победитель!»  Тогда ты не забудь и скажи:  «Куда тебе, собаке, солнце?! Божье золотое солнце мое, если я одержу победу!» Тогда силы вампала иссякнут. В это время и снеси ему голову. Если здесь оплошаешь, вампал победит нас, и я не смогу помочь тебе.
Жатик исполнил все советы коня и сказал другу:
—  Мне здесь придется драться. Табуны коней и стада коров гони к дому падчаха,— и расстался с ним.
Поднялся ветер, загремел гром, засверкали молнии.
—  Вампал вышел из моря,— сказал конь.— Поднявшийся ве­тер — его дыхание.   Гром — скрежет  его  зубов.  Молнии — искры от скрежета зубов. Не пугайся и смело вступай с ним в бой.
На ходу вампал стал кричать:
—  Ах ты, жалкий ублюдок! Я думал тебе и пяти лет нет и поэтому был спокоен.   Живым  твой  отец   не  давал  мне  покоя. Я оторвал ему голову, теперь и ты меня в покое не оставляешь? Ты лишишься головы, как и твой отец!
—  Прошедшее и будущее одному богу известно. Спешивайся с коня, черный вампал. Я отцовской шашкой терсмайла снесу твою голову. И без твоей головы не вернусь. Приготовь оружие и начинай бой,— сказал Жатик.
И начали они драться. Дрались они так, что пар, струивший­ся с них, превращался в тучи. Так же дрались и их кони. Жере­бец вампала вырывал лошадиные шкуры, а конь Жатика вырывал куски мяса. Жеребец вампала устал и еле стоял на ногах. И принялся он просить коня Жатика:
—  Мы рождены одной матерью, сжалься, не убивай меня.
—  Мой наездник — достойный человек, а твой хозяин — чер­ный вампал. Мой хозяин никогда не обижал меня, и я его в оби­ду не дам. Упади па передние ноги, будто от бессилия.
Жеребец вампала упал па передние ноги. Увидел это вампал в крикнул:
—  Солнце мое, если я победитель!

 

—  Куда  тебе,  собаке,  солнце?!   Божье   золотое   солнце   мое, если я одержу победу! — крикнул Жатик и ударом шашки снес голову вампала.                      
Жатик положил голову вампала в талс и поехал па то место, где останавливался отдыхать его отец. Прилег он там в тени и не мог встать от тяжких ран. Неподалеку он пустил пастись своего коня.
В это время сын князя прибыл к падчаху. Выходит утром пад­чах и видит огромные табуны коней и скота.
—  Кто пригнал эти табуны? — спросил он.
—  Сын князя,— ответили ему.
И хотел выдать падчах свою дочь за сына князя, но дочь не согласилась:
—  Я не согласна выйти за него замуж, так как он не привез отрезы геза-дяри.
Она попросила отложить свадьбу на неделю, а потом стала умолять отца:
—  Запряги для меня трех лучших коней и разреши мне одной осмотреть наш край.
Хоть и не понравилось это падчаху, но все-таки он отпустил дочь. А она направилась в далекие степи. Прискакала к чуть живому Жатику. Вырвала из его ножен шашку, острие направи­ла в свою грудь, а рукоять приложила к груди Жатика и реши­ла: «Если он умрет, то и я покончу с собой».
Увидев все это, говорят, ангел полетел к богу и обо всем ему рассказал. Бог дал ангелу яблоко и сказал:
—   Брось им это яблоко! Оно исцелит их. Бросил ангел яблоко.
—   Вот чудо! Откуда же это яблоко? А вдруг оно целебное? — подумала девушка и взяла его.
Очистила яблоко и из одной дольки выжала каплю сока надо-ртом Жатика. Зашевелился Жатик. А когда она выжала еще каплю, он открыл глаза и произнес:
— Как ты очутилась здесь?
Дочь падчаха поведала ему обо всем и сказала, что не хочет выходить замуж за  сына  князя.  Тогда  Жатик сказал девушке:
—  Теперь я чувствую  себя лучше.  Возвращайся  домой.  За­живут раны, и я сразу же приеду следом за тобой.
—  Я дарю тебе вот это кольцо,  оно известит меня о твоем  возвращении. Доешь это яблоко,— сказала дочь падчаха и вер­нулась домой.
Съел Жатик все яблоко и окончательно выздоровел. Сел он па своего коня, положил голову вампала в талс и вернулся домой. В этот день во дворе падчаха играли свадьбу. Дочь падчаха выходила замуж за сына князя. А мать Жатика плакала, думая, что ее сын погиб. В это время вернулся Жатик. Увидела мать сына и говорит:
—  Если ты везешь голову вампала, пусть молоко моей груди
будет тебе впрок. Если же ты не отомстил за кровь отца, пусть молоко моей груди будет тебе ядом.
Вытащил Жатик из талса голову вампала и бросил к ногам матери. И мать Жатика так легко пустилась в пляс, что не остав­ляла следов на поверхности золы. Жатик спросил у матери:
—  Что  за  веселье  во  дворе  падчаха?  Там   было  так  много
людей.
—  Дочь  падчаха  выходит   замуж   за  сына   князя,— сказала
мать.
Вскочил Жатик на коня и отправился к роднику. Туда же пришла по воду служанка дочери падчаха.
—  Ты   почему   пришла   по   воду   так   далеко? — спросил   ее
Жатик.
—  Сегодня дочь падчаха выходит замуж. Она пожелала вы­пить воды из этого родника,— сказала девушка-служанка.
—  Дай и мне напиться из этого кувшина! — попросил Жатик. Девушка подала ему кувшин. Незаметно для девушки Жатик
опустил в  кувшин кольцо, и девушка,  набрав в  кувшин воды, ушла. Передала она кувшин дочери падчаха, и та увидела в нем
свое кольцо.
—  Не встретила ли ты кого-нибудь у родника? — спросила она.
—  Там был один молодой человек,— ответила служанка.
—  Иди и позови его ко мне,— приказала дочь падчаха. Служанка привела Жатика, и он сказал:
—   Если   слово,   которое   ты   мне   дала,   твердо,   ты   должна уехать со мной.
Дочь падчаха согласилась. Жатик посадил ее на круп копя и выехал со двора. Сын князя бросился в погоню за ним. Уда­ром шашки Жатик снес ему голову и увез свою невесту.
—  Такого позора я так не оставлю,— сказал падчах. Тогда Жатик показал ему отрезы геза-дяри и весь урду.
—  Почему ты нарушил свое слово? — спросил Жатик у пад­чаха.
—  Сын князя мне сказал, что ты убит черным вампалом, а я знал, что никто другой не сможет убить черного вампала и при­нести геза-дяри.  Поэтому я  нарушил слово.  Если ты  простишь меня, я отдам тебе полцарства.
Сыграли они богатую свадьбу, ели-пили целую неделю и разошлись. Жатик со своей женой и матерью и сейчас хорошо живут.


<<<Содержание