Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
 
  
 
 

Гилитрутт


Жил в давние времена один молодой работящий крестьянин. Был у него свой хутор с обширными пастбищами и много много овец. И вот он женился. Жена ему, на беду, попалась бездельница и лентяйка. Целыми днями она била баклуши, даже обед мужу и то ленилась приготовить. И муж ничего не мог с ней поделать.
Однажды осенью приносит он жене большой мешок шерсти и велит за зиму спрясть всю шерсть и выткать из неё сермягу. Жена даже не взглянула на шерсть. Время идёт, а она и не думает приниматься за работу. Хозяин нет нет да и напомнит ей про шерсть, только она и ухом не ведёт.
Как то раз пришла к хозяйке огромная безобразная старуха и попросила помочь ей.
– Я тебе помогу, но и ты должна оказать мне одну услугу, – отвечает хозяйка.
– Это справедливо, – говорит старуха. – А что я должна для тебя сделать?
– Спрясть шерсть и выткать из неё сермягу, – отвечает хозяйка.
– Давай сюда свою шерсть! – говорит старуха. Хозяйка притащила весь мешок. Старуха вскинула его на плечо, как пушинку, и говорит:
– В первый день лета я принесу тебе сермягу!
– А как я с тобой расплачусь? – спрашивает хозяйка.
– Ну, это пустяки! – отвечает старуха. – Ты должна будешь с трёх раз угадать моё имя. Угадаешь, и ладно, больше мне ничего не нужно.
Хозяйка согласилась на это условие, и старуха ушла.
В конце зимы хозяин снова спросил у жены про шерсть.
– Не тревожься, – отвечает жена. – В первый день лета сермяга будет готова.
Хозяин промолчал, но заподозрил неладное. Меж тем зима шла на убыль, и вот замечает хозяин, что его жена с каждым днём становится все мрачнее и мрачнее. Видно, что она чего то боится. Стал он у неё выпытывать, чего она боится, и в конце концов она рассказала ему всю правду – и про огромную старуху, и про шерсть. Хозяин так и обомлел.
– Вот, глупая, что наделала! – сказал он. – Ведь то была не простая старуха, а скесса, что живет здесь в горах. Теперь ты в её власти, добром она тебя не отпустит.
Как то раз пошел хозяин в горы и набрёл там на груду камней. Сперва он её даже не заметил. И вдруг слышит: стучит что то в каменной груде. Подкрался он поближе, нашёл щель между камнями и заглянул внутрь. Смотрит: сидит за ткацким станком огромная безобразная старуха, гоняет челнок и поёт себе под нос:

– Ха ха ха! Никто не знает,
как меня зовут!
Хо хо хо! Никто не знает
мое имя Гилитрутт!

И ткёт себе да ткёт.
Смекнул хозяин, что это та самая скесса, которая приходила к его жене. Побежал он домой и записал её имя, только жене об этом ничего не сказал.
А тем временем жена его от тоски да от страха уже и с постели подниматься перестала. Пожалел её хозяин и отдал ей бумажку, на которой было записано имя великанши. Обрадовалась жена, а все равно тревога её не отпускает – боязно, что имя окажется не то.
И вот наступил первый день лета. Хозяйка попросила мужа не уходить из дома, но он ей сказал:
– Ну, нет. Ты без меня со скессой столковалась, без меня и расплачивайся. – И ушёл.
Осталась хозяйка дома одна. Вдруг земля затряслась от чьих то тяжелых шагов. Это явилась скесса. Хозяйке она показалась ещё больше и безобразнее, чем прежде. Швырнула скесса на пол сермягу и закричала громовым голосом:
– Ну, хозяйка, говори, как меня зовут!
– Сигни, – отвечает хозяйка, а у самой голос так и дрожит.
– Может, Сигни, а может, и нет, попробуй ка угадать ещё разок!
– Оса, – говорит хозяйка.
– Может, Оса, а может, и нет, попробуй ка угадать в третий раз!
– Тогда не иначе, как Гилитрутт! – сказала хозяйка.
Услыхала скесса своё имя и от удивления рухнула на пол, так что весь дом затрясся. Правда, она тут же вскочила и убралась восвояси. И с той поры в тех краях никто её не видал.
А уж жена крестьянина была рада радёшенька, что избавилась от скессы. И с того дня её будто подменили, такая она стала добрая и работящая. И всегда сама ткала сермягу из шерсти, которую осенью приносил муж.


<<<Содержание