Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
 
  
 
 

Зияд-батыр


В давние времена жил шах по имени Султан. Была у него дочь красоты несравненной,, скромная, умная, ученая. Звали ее Камархон.
Никто не умел так ловко, как шахская дочь, из лука стрелять, копье метать, мечом разить-
Шах Султан свою дочь даже больше, чем сына, любил.
А сколько было женихов у Камархон, и не перечесть! Из разных стран приходили просить ее руки сыновья шахов и беков, но все они ей не нравились.
Кто к ней ни сватался, всем Камархон один ответ давала:
— Я замуж не собираюсь.
Во дворце у Султана работал старик-мастер. Во всех ремеслах был он искусен. Вещи, которые он делал, очень нравились шаху, и старого мастера поставили начальником над всеми мастерами.
Был у мастера двадцатилетний сын, статный, красивый, а к тому же храбрый и умный. Звали его Зияд-батыр. Большой славой он пользовался среди других батыров.
Мастер захотел научить сына своему ремеслу и говорит:
— Сын мой, учись ремеслу: вырастешь —оно тебе
пригодится.
Много времени не прошло, сын всякому ремеслу от отца научился.
Смотрит отец на сына, радуется, а того не знает, что Зияд-батыр от любви страдает, мучится, ночами не спит, слезы льет, по красавице-царевне тоскует.
Однажды приказала Камархон мастеру сделать лук. Взялся старик за работу, и за несколько дней сделал лук.
А Зияд-батыр тайком от отца тоже лук мастерил, кончил он работу и показал отцу.
Посмотрел мастер на его лук и удивился. У Зияд-батыра лук намного лучше, чем у него самого, получился. Нельзя было взять этот лук в руки и не восторгаться его красотой.
На луке было вырезано узорным письмом красивое двустишие о любви.
Обрадовался очень старый мастер, сына в лоб поцеловал и говорит ему:
— Молодец, сын мой, очень я рад, что ты так хорошо моим инструментом овладел, теперь тебе в жизни нищета не грозит.
Свой лук мастер себе оставил, а царевне послал лук, сделанный Зияд-батыром. Очень понравился царевне лук.
Именно такой ей и хотелось получить. Послала она мастеру дорогие подарки.
Вскоре мастер умер- Позвал шах Султан ЗияД-батыра
и назначил его, вместо отца, начальником над своими мастерами.
Зашел однажды шах к дочери своей Камархон и увидел, висит у нее на стене лук красоты необыкновенной. Взял шах в руки лук, отделку его рассматривает, любуется им, удивляется.
Вдруг заметил шах стихи, которые были на луке вырезаны, прочитал их, позвал Зияд-батыра и спрашивает:
— Кто стихи на луке вырезал?
— Я, — отвечает Зияд-батыр.
— Мало тебе того, что я тебя начальником всех мастеров назначил, неблагодарный? Ты еще любовные стихи моей дочери-царевне Камархон пишешь.
Разозлился шах, позвал палача и приказал казнить Зияд-батыра.
Тут один из визирей кинулся в ноги шаху, попросил помиловать молодого мастера, от смерти избавить. Послушал Султан визиря, но все же приказал изгнать Зияд-батыра из города.
Отправился Зияд-'батыр в дальний путь. Ехал он и по степям, и по холмам, много дней ехал, много дорог изъездил и приехал в горы. Посмотрел—кругом зеленая трава, воздух чистый, человеку сердце радуют, путника на отдых
зовут. Увидел Зияд-батыр, что старик-пастух табун лошадей пасет. Подъехал он к пастуху, поздоровался.
Видит старик, что юноша устал,- утомился; налил ему из бурдюка чашку кумыса.
— Откуда путь держишь, сынок?—спрашивает пастух. Зияд-батыр все, как было, пастуху рассказал. Пожалел его старик и снова спрашивает:
— А сейчас куда едешь, сынок?
— Куда же мне ехать сейчас, отец? Куда может ехать бездомный путник, лишившийся родины? Еду, куда глаза глядят.
— Вот я у жителей здешних гор коней пасу,— говорит старик.— От отцов, дедов пастушьему делу научился. Если тебе такая жизнь по душе, будь моим сыном.
Понравились Зияд-батыру слова пастуха.
— Отец, если вы меня к себе берете, да еще своим сыном назвать желаете, я всей душой у вас остаться согласен.
Так стал Зияд-батыр жить у пастуха, пасти лошадей. Научился он хорошо из пращи стрелять.
Когда дикие звери на табун нападали, Зияд-батыр так ловко в них пращею камни метал, что многих зверей убивал.
Радовался старик-пастух. Прежде каждый год дикие звери много беды делали, а после того, как Зияд-батыр пришел, кони стали спокойно пастись.
Слава о Зияд-батыре далеко по горам пошла.
Пока Зияд-батыр со своим отцом-пастухом стада пасет, послушайте про шахскую дочь—царевну Камархон.
Камархон никому не говорила, что она любит Зияд-батыра, но про себя давно уже решила:
«Если отец захочет меня замуж выдать, выйду я только за Зияд-батыра».
После того, как шах изгнал Зияд-батыра из города, весь мир в очах Камархон черной чадрой закрылся. С утра до вечера она про Зияд-батыра думала. По ночам до раннего рассвета плакала.
Долго царевна горе свое никому не открывала.
Было у нее сорок прислужниц. Старшую из прислужниц звали Хумаюн.
Тосковала Камархон, тосковала и, наконец, рассказала Хумаюн о своем горе. Чтоб тоску развеять, стала Камархон часто на охоту ездить.
В один из весенних дней, отпросившись у отца, Камархон со своими служанками оделись джигитами и отправились на охоту. Приехали они в лес, несколько фазанов и других птиц застрелили, а больше никакой дичи не встретили.
Поскакала Камархон дальше и видит — вдали гора виднеется вышиной до небес. Поехала Камархон к той горе. Из оврага выскочил волк. Пустила в него Камархон стрелу, убила волка, шкуру с него сняла, отдала одной из служанок и поехала дальше.
Едет Камархон с прислужницами, видит в лесу пасется олень, в ушах у него золотые кольца висят, на рогах золотая печать видна, шея драгоценными ожерельями увешана. Понравился очень олень Камархон, и захотелось ей обязательно поймать его.
— Поймайте мне оленя,— приказывает она девушкам,— только стрел в него не метайте, арканами ловите. Смотрите, чтобы никто оленя не упустил, а если кто оленя упустит,— с охоты прогоню, на весь свет опозорю.
Взяли девушки арканы, стали оленя окружать. Бросила Хумаюн аркан на оленя, промахнулась. Олень мимо царевны пробежал. Три раза подряд бросала сама Камархон аркан, не смогла поймать оленя. Стыдно ей перед девушками стало, досадно,— поскакала она оленя догонять.
Летел олень быстрее птицы.
Конь у царевны был словно ветер, но и он оленя догнать не мог.
Наконец, и олень и конь утомились. Олень, задыхаясь, забежал в пещеру.
Царевна обрадовалась, подумала: «Ну теперь поймаю», вошла в пещеру, а в пещере другой выход был, олень через него проскочил и убежал.
Камархон снова на коня вскочила и погналась за оленем. Гналась она за ним, гналась и прискакала к.той горе, где Зияд-батыр стада пас.
Увидев, что какой-то всадник гонится за оленем, взял Зияд-батыр камень, заложил в пращу, прицелился и запустил его. Попал камень в цель и сбил один рог у оленя.
Олень на землю свалился.
Разгневалась Камархон, выхватила меч из ножен и говорит:
— Эй, дерзкий пастух! Если б я хотела оленя убить.
я бы его давно убила. Я думала его живым поймать. Как смеешь ты в чужую дичь стрелять.
Вдруг из-за скалы выскочил громадный тигр. Конь царевны испугался и назад отскочил. Камархон упала с коня и мечом себе руку поранила.
А Зияд-батыр, как увидел тигра, заложил камень в пращу, прицелился.
Только собрался тигр на царевну прыгнуть, как камень ему в голову угодил. Тигр упал мертвый.
Подбежал Зияд-батыр к царевне, видит — лежит без сознания раненый юноша с маской на лице.
Зияд-батыр быстро снял с себя рубашку, оторвал один рукав и рану Камархон перевязал-
«Надо спасти бедного юношу,— подумал,— жалко будет, если он зря погибнет».
Принес Зияд-батыр воды, на лицо раненого побрызгал — не помогло. «Надо маску снять,— решил Зияд-батыр,— дать ему немного воды выпить».
Снял он с юноши маску, из-под маски черные волнистые волосы рассыпались и увидел Зияд-батыр, что лежит перед ним его любимая Камархон.
Чуть сознание не потерял Зияд-батыр от неожиданности и горя.
— Дорогая моя, подними голову, не заставляй меня мучиться. Ты меня зарубить хотела — руби. Только не лежи так бездыханная, подними свою голову,— молил, просил Зияд-батыр-
Прошло немного времени, девушка стала в себя приходить. Открыла глаза, видит: по лицу у пастуха слезы текут, стала вглядываться — узнала Зияд-батыра, своего любимого, и опять сознание потеряла.
Тут одна за другой стали девушки-прислужницы подъезжать. Видят убитый тигр лежит, царевна без сознания, а какой-то пастух над ней склонился, водой на лицо ей брызгает.
Девушки быстро с коней спрыгнули. Хумаюн голову царевны себе на колени положила, плачет, в чувство ее приводит, к ране лекарство прикладывает. Тут только Камархон в себя пришла.
Хотели девушки скорее в шахский дворец возвратиться, Камархон не согласилась:
— Пока рана моя не заживет, никуда я отсюда не
поеду.
Был в том месте родник и около родника два тенистых дерева.
Прислужницы положили царевну под деревьями, а царевна думает: «Узнал меня Зияд-батыр или не узнал?»
И лукаво его спрашивает:
— С каких пор вы здесь пастухом работаете? Зияд-батыр думает: «Убить захочет, пусть убивает,
что бы ни было, правду скажу»,— и отвечает:
— Да с тех пор как ваш отец меня к изгнанию приговорил.
Царевна извиняется перед Зияд-батыром:
— Моя вина. Не смогла я отца упросить, чтобы он вас не прогонял.
Обрадовался Зияд-батыр и пошел звать своего приемного отца.
— Надо хорошо угостить дорогих гостей,— говорит старик-пастух.
Принес он из кишлака большой котел, огонь под котлом разложил, пять баранов зарезал, девушек пловом угостил, кумысом напоил.
Прошло пятнадцать дней, и рана царевны начала заживать.
Послушайте теперь про отца царевны.
Месяц прошел с тех пор, как Камархон уехала на охоту, а про нее не было ни слуху, ни духу.
Позвал шах одного богатыря и говорит:
— Вот уж месяц прошел, как о царевне вестей нет, поезжай, узнай, где она. Найди ее, и привези ее во дворец.
А тот богатырь давно на царевне хотел жениться. Поэтому он шаху верой и правдой служил. Обрадовался он, получив такое приказание, мигом в путь собрался. Взял с собой джигитов, кувшин вина и поехал.
Проехал богатырь пять дней, нашел царевну и видит: сидит она под деревьями и беседует с Зияд-батыром. Как увидел это богатырь — огорчился.
Боясь обидеть царевну злым словом, слез он с коня, поздоровался и говорит:
— Отец беспокоится о вас, меня на поиски послал.
Тут стали его обедом угощать. Богатырь кувшин вина из хурджуна достал. Девушки вино разлили. Выпил богатырь две чаши вина, голова у него закружилась, глаза. стали красные, кровь в жилах закипела. Стал он задевать Зияд-батыра, придираться.
— Почему мне перечишь?— закричал забияка, вскочил и ударил Зияд-батыра кулаком. Оскорбился Зияд-ба-тыр, на удар ударом ответил.
У приезжего богатыря из рта пена пошла, упал он и тут же кончился. Слишком полнокровный был.
Набросились на Зияд-батыра джигиты и затеяли бой-драку.
Всех их одолел Зияд-батыр и говорит царевне:
— Теперь мне здесь оставаться опасно. Поедем куда-нибудь в другую страну.
Царевна отослала своих девушек-прислужниц к шаху и дала им наказ:
— Если отец про меня спросит, скажите, что Камархон уехала в другую страну.
С плачем девушки в город возвратились.
А Зияд-батыр и царевна попрощались со стариком-пастухом, сели на коней и пустились в путь-дорогу. Проедут немного, поохотятся, дальше едут.
Так за несколько дней добрались они до города Герата. Правил там шах Хусейн-Мирза.
Остановились они в караван-сарае. Зияд-батыр устроился на работу в кузнице. Вскоре они с Камархон поженились.
Пришел к Зияд-батыру однажды один богатый человек и говорит:
— Зачем вам жить в караван-сарае, я в своем квартале для вас домик нашел.
Понравился домик Зияд-батыру. Было у него немного заработанных денег, отдал он их и переселился с женой в этот дом.
А был у того богатого человека слуга — бывший разбойник. Позвал богач разбойника и говорит:
— Никуда сегодня вечером не уходи. У меня дело есть.
И вот в полночь он с разбойником пошел к дому Зияд-батыра. Задумал тот богач, когда Зияд-батыр уснет, убить его и похитить Камархон.
Но Камархон услышала шаги и Зияд-батыра разбудила. Зияд-батыр встал, видит — перед домом два человека стоят.
Взял он из-под подушки кинжал и схватился с разбойником. А Камархон подбежала, да как даст богачу кулаком по щеке, и у того щека раздулась. Зияд-батыр
покончил со слугой, а царевна повалила на землю богача и душит его.
Богач просит — молит:
— Отпустите меня, пощадите!
Царевна думает: «Убить его надо», но Зияд-батыр говорит:
— Ладно, отпустим негодяя. Пусть себе убирается, поскорей да больше такими делами не занимается.
Убежал богач домой и подумал: «А что, не пойти ли мне пожаловаться на них шаху?—Повязал распухшую щеку и отправился во дворец.
Сидел на своем троне Хусейн-Мирза, окруженный своими вельможами.
Пришел богач и жалуется:
— Великий шах, приехал недавно в наш город какой-то безродный бродяга, привез с собой девушку. Я думал, что это честные люди, дом им продал, & они меня избили, изувечили... Накажите, государь, негодного бродягу, изгоните его из города.
Разгневался шах Хусейн-Мирза и говорит:
— Такого мало из города выгнать, казнить надо,— и послал своих стражников к Зияд-батыру.
Пришли полицейские, схватили Зияд-батыра и Камархон, руки им связали и потащили во дворец. Как увидел шах Хусейн-Мирза царевну Камархон, все на свете забыл и говорит Зияд-батыру:
— Где ты такую красавицу взял, откуда она? Не иначе украл, разбойник, где-нибудь.
— Спросите у нее самой,— отвечает Зияд-батыр.
— Оставь красавицу здесь, а сам иди,— говорит шах Зияд-батыру.
Но Зияд-батыр не соглашается, не уходит.
Разъярился шах, позвал палачей, приказал казнить Зияд-батыра.
Повели палачи Зияд-батыра на казнь. Развернул он плечи, веревки порвал, всех палачей, полицейских перебил и убежал к своему хозяину-кузнецу.
Рассказал Зияд-батыр все, что с ним случилось. Кузнец ему посоветовал:
— Тут недалеко пещера есть, ты в ней спрячься, а я пойду в город, послушаю, что люди говорят. Завтра приду к тебе и все расскажу.
Послушайте теперь про царевну.
Сначала шах с ней по-хорошему говорил, сулил:
— Я тебя озолочу, будешь ты богаче всех шахских дочерей, оставайся в моем дворце четвертой женой.
Не поддается Камархон уговорам.
Еще больше разгневался шах. А в саду у него в подземелье была потайная тюрьма, про которую никто не знал.
Взял шах и бросил Камархон в ту тюрьму. А когда шах услышал, что Зияд-батыр убежал, приказал все ворота в городе запереть и беглеца найти. Искали, искали Зияд-батыра, нигде найти не смогли.
Настал вечер. Пришел кузнец в пещеру, где Зияд-батыр спрятался, и стали они советоваться, что им дальше делать. Подумал, подумал кузнец да и говорит:
— Есть у шаха визирь Алишер Навои. Надо тебе пойти к нему и про,все свои несчастья рассказать. Челозек он справедливый, твоему горю поможет.
— Ладно,— говорит Зияд-батыр,— так и сделаю. Вышел он в полночь из пещеры и направился в дом
Алишера Навои. Постучался и говорит:
— Я издалека к достославному Навои за советом пришел. Пустите меня к нему.
Алишер Навои, как обычно, еще не спал. Он до поздней ночи, а то и до утра всегда писал стихи. Пришли к нему слуги и говорят:
— Там какой-то джигит издалека к вам за советом пришел.
— Впустите его,— говорит Алишер Навои.
Вошел Зияд-батыр, поздоровался, сел и рассказал Алишеру Навои про свое горе. Навои его утешил:
— Не беспокойся. Шах не убьет Камархон. Завтра я про нее узнаю и тебе сообщу.
Назавтра отправился Алишер Навои к шаху во дворец и зашел в сад. Он-то знал, что у шаха есть подземная тюрьма.
Ходил он по саду, садовника встретил. Поклонился садовник Алишеру Навои, букет цветов преподнес. Садовник и за садом и за тюрьмой смотрел. Только никто этого не знал.
Алишер Навои спрашивает садовника:
— Знаешь ли ты про красавицу, которая в подзег мелье сидит?.
— Знаю, господин,— отвечает садовник.— Сам шах ее в подземелье приказал бросить.
Пошел Алишер Навои домой и сообщил Зияд-батыру, что Камархон жива и здорова. А людям своим Алишер Навои приказал подземный ход копать к саду шаха.
За три дня подземный ход прокопали и Камархон из тюрьмы освободили. Привели ее в дом Алишера Навои, там ей место было приготовлено:
Навои и говорит Зияд-батыру:
— Тебя и Камархон в моем доме никто не обидит. Живите здесь спокойно и счастливо.
Прожили Зияд-батыр и Камархон в доме Навои три года-
У Камархон сын родился. Уже он ходить начал.
Однажды проходил Алишер Навои по саду, видит мальчик сидит и в воде плещется. Взял его Навои на руки, цветов ему дал. Подошел он к двери Зияд-батыра и слышит, как тот говорит:
— Не плачь, дорогая моя Камархон, знаю я, что по матери родной скучаешь, что повидать ее не можешь... Не плачь... успокойся... У меня тоже сердце по родной стороне болит...
Услышал это Алишер Навои и зашел к ним. Камархон слезы вытерла, встала, поклонилась Алишеру Навои, а он говорит ей:
— Не горюй, не печалься. Еще месяц потерпи, а там я сам вас в вашу страну отвезу и отцу твоему все объясню.
Прошел месяц. Отпросился Алишер Навои у шаха в путешествие, взял четырех верных джигитов и стал в путь-дорогу снаряжаться. Джигиты за неделю до отъезда тайком увезли Каыархон и Зияд-батыра из города и спрятали в горах. Закончил Алишер Навои свои сборы и отправился впуть. По дороге заехал в горы и взял с собой Камархон и Зияд-батыра.
Несколько дней они ехали, большой путь проехали и прибыли на родину Камархон. Услышал шах Султан об Алишере Навои и выслал джигитов гостя встречать.
Погостил Алишер Навои несколько дней, шах Султан его во дворец приглашает:
— Добро пожаловать,— говорит,— по какому делу приехали?
Алишер Навои ему отвечает:
— Приехал я затем, чтобы попросить у вас прощения двум провинившимся. Если вы их простите, я у вас еще несколько дней погощу, не простите — сейчас уеду.
Шах Султан говорит:
— О великий Навои, если б провинившиеся даже и отца моего убили, раз вы за них просите, все равно прощу. Скажите мне кто они?
Тут Алишер Навои приказал позвать Камархон и Зияд-батыра. Вошла Камархон и бросилась отцу «а грудь.
Шах от радости сознание потерял. Давно он уже думал, что дочь его погибла. Привели шаха в чувство, плачет он и спрашивает:
— Где же ты пропадала, дочь моя?
Тут Зияд-батыр подошел. Хотел его шах Султан казнить, но Алишер Навои напомнил о его слове. Пришлось Султану признать простого пастуха Зияд-батыра своим зятем.
Погостил Навои у шаха несколько дней и домой в Герат воротился.
А Зияд-батыр и Камархон всю жизнь его добром поминали.
Зияд-батыр первым делом послал за старым пастухом, с которым он в горах вместе скот пас, и поселил его в тенистом саду.
Любил Зияд-батыр простой народ, бедным, голодным, раздетым помогал.


<<<Содержание