Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
  унитазы идеал стандарт
  
 
 

Ахмад-сирота


Жил-был сирота Ахмад. После смерти родителей его, круглого сироту, взял к себе дядя. Но недолго кормил он племянника. Вскоре он решил продать мальчика на базаре, а вырученные деньги припрятать.
По базару ходили приближенные падишаха. Они увидели продавца с мальчиком и купили Ахмада за сто золотых.
Довольный дядя пошел с деньгами домой, а Ахмада послали работать на конюшню. Он хорошо ухаживал за лошадьми. Они стали сытыми, красивыми и сильными. Падишах был доволен конюхом.
А сам конюх рос, мужал и скоро стал необыкновенным красавцем.
У падишаха была юная дочь Сохибджамол. Женихи засылали сватов, но девушка никому не давала согласия.
Женихов было много, один лучше другого, и падишах спросил у дочери: кого же она хочет себе в мужья?
— Ахмада! — ответила дочь.
— Как? Этого конюха? Ты сошла с ума, разве может падишахская дочь выйти замуж за раба?
— А ты сделай его свободным,— сказала Сохибджамол. Но падишах и слышать не хотел о таком зяте. Сохибджамол тайком увиделась с Ахмадом.
— Я ни за кого не пойду замуж, кроме тебя,— сказала Сохибджамол.
— Что ты, малика! Отец твой купил меня— и я раб. Нельзя мне на тебе жениться. Падишах не позволит.
— А я не послушаюсь отца. Сегодня же готовь лошадей и все, что нужно на дорогу. На заре мы уедем с тобой прочь отсюда,— сказала Сохибджамол Ахмаду.
— Так поступить я не могу! Нельзя обманывать отца!
— Я— дочь падишаха и приказываю тебе делать что я говорю,— сказала она. Сохибджамол набила полные хурджины одеждой и пищей и рано утром, когда
еще все спали, села с Ахмадом на лучших падишахских лошадей и помчалась искать свое счастье.
Они перевалили через горы, миновали обширные степи и были похожи на счастливых голубков. Позади не пылила дорога, не видно было погони.
Падишах растерялся, когда узнал о бегстве дочери с рабом. Он собрал своих вазиров и спросил у них совета.
— Теперь уж ничего не поделаешь,— сказали вазиры.— Теперь она сама хозяин своей судьбы.
Ахмад и Сохибджамол ехали все дальше, все дальше. Вот они проезжают по широким зеленым пастбищам.
— Было бы у нас стадо овец, мы пустили бы их здесь пастись,— мечтала Сохибджамол.
Въехали они в густой кустарник, а за ним стоял высокий камыш.
— Было бы у нас много скота, мы пасли бы его в этих зарослях,— говорила она.
Проезжали они по полю, куропатки выпархивали из-под камней и пролетали перед ними.
— Был бы у нас сокол, набил бы он нам куропаток,— щебетала Сохибджамол.
А Ахмад мечтал о другом.
— Был бы у меня плуг с острым лемехом да быки в ярме, пахал бы я землю да сеял хлеб! А потом жал бы хлеб да молол муку,— говорил он.
Наконец, молодые подъехали к большому незнакомому городу. Здесь они решили остановиться. Нашли квартиру и стали советоваться, чем заняться, чтобы заработать на еду и не умереть с голоду.
— Я буду вышивать тюбетейки,— сказала Сахибджамол мужу.— Сходи на базар, купи мне бархату и шелковых ниток.
Сохибджамол вышивала, а Ахмад покупал бархат и шелковые нитки и продавал готовые тюбетейки. Но на это они с трудом могли прокормиться.
— Ты пойди к падишаху этого города и попросись к нему на службу, чтобы мы не нуждались и жили во дворце! — сказала Сохибджамол мужу.
— Ой, не пойду я к падишаху, не хочу я жить во дворце,— ответил Ахмад. Но Сохибджамол настояла, Ахмад все-таки пошел к падишаху, и тот взял
его к себе на службу.
Ахмад с Сохибджамол стали жить в маленьком домике при дворце падишаха. Ахмад так хорошо служил падишаху, что тот полюбил его и не мог без него обходиться.
Вот как-то позвал падишах Ахмада, а его не было во дворе. Падишах скучал без Ахмада и послал за ним домой.
Посланный заглянул в окно дома Ахмада, увидел: Ахмад спит на своей постели, а около него сидит луноликая красавица. Слуга побежал обратно во дворец и сообщил об этом падишаху.
— Откуда же у него луноликая красавица? Я хочу отобрать ее у Ахмада! — сказал падишах.
— Это очень просто. Скажите, что вы больны и табиб велел вам от вашей болезни съесть яблоки семи цветов и семи запахов, которые растут в саду Ирама. В этом саду живут пери. Сорок косматых и злых собак охраняют тот сад, они загрызут всякого, кто приблизится к нему. Прикажите Ахмаду достать вам эти яблоки. Он отправится за ними и не вернется. А жена его достанется вам,— сказал падишаху его главный советник.
На другой день Ахмаду сказали, что падишах заболел, и передали ему слова его господина.
— Падишах велел тебе достать из сада Ирама яблоки семи цветов и семи запахов, которые только и могут вылечить его.
Грустный вернулся Ахмад к жене. Он не знал, как выполнить это трудное поручение.
— Послушался я тебя, поступил на службу к падишаху. И вот теперь нас постигло несчастье. Видно, суждено нам расстаться,— сказал Ахмад.
Но Сохибджамол попросила свою подругу-пери помочь им.
— Не горюй и собирайся в путь,— сказала мужу Сохибджамол, придя домой.
По совету пери Сохибджамол напекла мужу булочек на дорогу, завязала их в узелок, отдала ему и сказала:
— Поезжай по той же дороге, по которой мы ехали сюда. Там посреди густого зеленого кустарника стоит большое дерево. Влезь на это дерево и смотри вниз. Под этим деревом живет желто-золотистая лиса со своими сорока подругами. Все лисицы ночью спят, а желто-золотистая не спит. Она сидит под деревом и сторожит. Тогда ты достань булочки из своего узелка, одну съешь сам, а другую дай лисе. Пока она будет есть, расскажи ей о своем горе.
Ахмад пошел по знакомой дороге. Среди кустарника отыскал он большое дерево, влез на него и стал ждать. Одна за другой собирались лисицы поддеревом и ложились спать. Последней прибежала желто-золотистая лиса. Она села, прислонилась к стволу и стала сторожить подруг.
Ахмад достал из узелка булочки. Одну съел сам, другую дал лисе и, пока она ела, рассказал ей о своей беде.
Рано утром, на заре, все лисицы одна за другой проснулись и убежали. Только желто-золотистая лиса осталась под деревом.
— Слезай с дерева и садись на меня,— сказала она Ахмаду.— Закрой глаза и не открывай, пока я тебе не позволю.
Ахмад сел на лису и закрыл глаза.
— Открой глаза,— сказала лиса через некоторое время.
Он открыл глаза и увидел, что находится у ворот сада Ирама.
— Стой здесь, а я пойду — отведу собак от ворот. Когда они побегут за мной, смело входи в сад и рви яблоки.
Только лиса показалась собакам, они все бросились за ней Ахмад быстро вошел в сад, нарвал яблок, положил их за пазуху и вернулся к воротам. Сейчас же появилась перед ним лиса, он сел на нее и закрыл глаза.
Когда лиса велела ему открыть глаза, Ахмад увидел, что они были опять под большим деревом среди кустарника.
А на следующее утро Ахмад пришел во дворец и велел доложить падишаху, что он принес ему яблоки из сада Ирама.
— Теперь велите ему, государь, достать молока львицы в шкуре льва. Уж этого поручения он не сможет выполнить.
На другой день вазир сообщил Ахмаду, что яблоки падишаху не помогли и падишах велит ему достать молока львицы в шкуре льва. Только оно может вылечить падишаха.
Печальный пришел домой Ахмад. Сохибджамол выслушала его, посоветовалась с подругой-пери и сказала мужу:
— Помнишь, когда мы ехали сюда, видели камышовые заросли: там живет старая больная львица. Сорок детей львицы охотятся в горах и кормят мать. Эта львица лежит, как гора, и не может подняться. Одна ее лапа приросла к земле и обросла камышом. Помоги ей оторвать от земли лапу, и львица выполнит все, что ты пожелаешь.
Быстро собрала Сохибджамол мужа в путь. Скоро он добрался до камышовых зарослей и увидел там спящую львицу.
— Здравствуй, царица! — сказал ей Ахмад.
— Здравствуй,— ответила львица.— Очень хорошо, что ты со мной поздоровался. Всех невежливых я убиваю тут же.
Ахмад стал расспрашивать львицу о ее болезни и предложил помочь ей.
— Что ты! Сорок моих детей не помогли мне, где уж тебе помочь! — воскликнула львица.
— А я могу освободить твою лапу, только лежи спокойно и не шевелись,— настаивал Ахмад.
Львица согласилась, и он начал косить острым мечом камыш вокруг лапы львицы.
Потом он ухватился за лапу львицы и с силой оторвал ее от земли. Львица поднялась на ноги и, очень довольная, сказала Ахмаду:
— Рой яму и ложись в нее, я лягу и закрою собой яму. Сейчас прибегут мои дети, как бы они не разорвали тебя на части.
Ахмад вырыл яму и спрятался в ней, львица легла сверху и закрыла собой всю яму.
Стали сбегаться львы — дети львицы. Они почуяли близко человека и сердито оскалили зубы.
— Успокойтесь, дети,— сказала львица.— Посмотрите, этот человек вылечил меня.
Львица поднялась, и молодые львы увидели Ахмада.
— За то, что этот человек вылечил меня, мы должны выполнить любую его просьбу,— сказала детям львица.
Ахмад вылез из ямы и бесстрашно стал перед львами.
— Помогите мне достать молока львицы в шкуре льва,— сказал Ахмад.
— Идите, дети, с ним вон к той горе. Там лежит тело льва, который сломал себе ноги и умер с голоду. Недалеко от льва лежит львица, она только что родила детеныша. Помогите этому человеку снять шкуру с умершего льва и надоить в нее молоко львицы.
Когда все это было сделано, львица приказала своим детям отвезти Ахмада к падишаху. Львы быстро доставили Ахмада во дворец падишаха и своим появлением до смерти перепугали всех придворных сторожей и воинов.
С криком вбежал к падишаху вазир:
— Государь! Государь! Ахмад вернулся, окруженный львами, и принес вам молоко львицы в шкуре льва.
— Не может быть! — испугался падишах, увидев шкуру льва, наполненную молоком львицы.
И во что бы то ни стало он решил отделаться от этого слуги, выполняющего все поручения.
Вазир посоветовал падишаху сжечь Ахмада на костре.
— Ты должен отправитьсянатотсвет, повидать там родителей падишаха и попросить у них лекарства для больного. Это последнее средство,— сказал Ахмаду вазир.
Ахмад пришел домой и сказал жене:
— Вот, говорил я тебе, что не надо поступать на службу к падишаху. Послушался я тебя, поступил по-твоему, а теперь пришел мне конец! Придется мне отправиться на тот свет!
Сохибджамол побежала советоваться к своей подруге пери.
— Не беспокойся,— сказала ей пери.— Что бы ни было, я спасу твоего мужа. На другой день приказали принести сорок вязанок дров, сложить их в кучу
и облить маслом. Поверх дров положили сорок кругов жмыха, на жмых постелили одеяла и на них посадили Ахмада. С четырех углов подожгли костер, дрова загорелись, высоко поднялось пламя, дым пошел к небу.
В это время пери подлетела к Ахмаду, взяла его за руки, вынесла из огня и принесла домой к жене. А вся куча дров со жмыхом и одеялами сгорела дотла, осталась лишь горка пепла.
Наутро испуганному падишаху доложили, что Ахмад вернулся с того света и принес ему привет от родителей. Падишах и вазиры не верили своим глазам при виде Ахмада.
— Как поживают на том свете мои родители? — спросил испуганный падишах.
— Они велели кланяться падишаху и сказать ему, что приготовили для него лекарство от всех болезней. Только они просили, чтоб падишах сам навестил их.
— Но как же я попаду на тот свет? — спросил падишах.
— Так же, как я,— сказал Ахмад. — Как только костер разгорелся, я вмиг, вместе с огнем и дымом, поднялся в небо и сразу очутился на том свете.
— Вазиры,— сказал падишах,— приказываю завтра сделать все точь-в-точь так, как вы делали для Ахмада. Я хочу побывать на том свете и повидать своих родителей.
Утром приготовили для падишаха высокую кучу дров, падишах взобрался на нее и лег на шелковые одеяла. Все родные падишаха и главные его вазиры тоже изъявили желание слетать на тот свет и повидаться со своими родными.
Кучу дров и жмыха, на которой сидел падишах с родственниками и придворными, обильно полили маслом и подожгли со всех сторон. Огонь сразу охватил все дрова, и пламя поднялось до самого неба.
Долго потом ждали во дворце возвращения падишаха с того света, но так и не дождались. Видно, падишаху очень понравилось на том свете.
А Ахмад не стал дожидаться падишаха и в тот же день, взяв с собой Сохиб-джамол, ушел навсегда из падишахского дворца.
Они поселились далеко от города в горах, в маленьком домике над рекой, и жили счастливо много лет.


<<<Содержание