Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
  Смотрите описание штатная магнитола volkswagen у нас на сайте.
  
 
 

Великан Алпамыс


В минувшее    давно    время    жил именитый богач Чурабай. У   него   был    сын   Алпамыс. В один из дней табуны лошадей Чурабая угнали калмыки. 
-О      дитя     мое,   я    уже сгорбился   под  тяжестью  своих лет. Можешь ли ты отправиться в погоню за табунами, отбить их и отомстить врагу? — сказал в большом волневии Чурабай сыну.
Алпамысу было шесть лет, но он разгневался, как подобает батыру, поймал в табуне коня Байчубара, сел на него, стегнул   и,  не   говоря  никому   ни   слова,  пустился  в путь.
Калмыцкий хан увидел во сне этот выезд Алпамыса, и когда проснулся, то собрал свой народ и сказал:
—  Видел   я   сон...   Настали,   знать,   тяжкие   времена: предстоит тяжелая борьба,  ханство мое  омрачится  несчастьем. А чем  оно  вызвано?  Враг  предстал передо мною, словно черный  самец-верблюд,  и  хочег  ринуться  на  меня с разбегу. Он оборвет мои косы, он уничтожит мою челку, а   статного   и   гибкого сына  моего  затопчет,   превратит   в прах.
—  Да, надо полагать, что ханство твое будет взято сыном   Чурабая — шестилетним    Алпамысом,— сказали    почтенные старики, истолковав сон хана.
— А можно ли при помощи обмана изловить этого молодца, пока он не доехал до нас? — спросил хан.
— Прикажи поставить на его пути одну юрту и дай мне сорок девиц,— сказала хану одна старуха.
Хан велел выставить юрту и приказал собрать сорок девиц. Старуха раздала девицам по чашке вина, усадила их в юрте, а сама отправилась навстречу Алпамысу. Села на дороге и ждет. Показался Алпамыс. Лошадь его, завидя старуху, стала. Тогда Алпамыс, охваченный гневом, ударил Байчубара нагайкой. Лошадь легла.
—  О   дитя мое, если лошадь твоя не идет, стало быть, она устала.  Здесь ожидают тебя  с  нетерпением  сорок девиц.  Не  медли,   иди  к  ним,— сказала  старуха  Алпамысу.
Узнав, что его ждут девицы, Алпамыс стреножил лошадь и вошел в юрту. Смотрит, сидят девицы, и каждая держит в руках кесе со сладким вином.
Девицы по очереди, одна за другой, стали подавать Алпамысу вино. Алпамыс опьянел и упал. Тогда сорок девиц подняли его и снесли в зиндан, а лошадь отвели к хану.
Сидит Алпамыс в темнице, мучается. Видит, летят мимо гуси. Алпамыс позвал их. Прилетел один гусь, спросил:
—   О узник, кто ты?
—   Я Алпамыс.
—  Если ты Алпамыс,— сказал гусь,— то не выйти тебе из этой темницы.— И гусь улетел.
Через некоторое время пролетал над Алпамысом одинокий гусь. Алпамыс окликнул его.
—  Что тебе нужно? —спросил гусь.
—  Отчего ты слеп на один глаз? — спросил Алпамыс.
—  Когда я был маленьким,— стал рассказывать гусь,— мать  мою  застрелил  мерген.   Я остался  сиротой   и  хотед; примкнуть к чужим гусям. Но они узнали,  что я сирота, и выклевали мне один глаз, чтобы я не мог есть вместе с ними. Теперь я держусь от них подальше, чтобы не лишиться другого глаза. С тех пор и летаю один.
— Я напишу письмо и прикреплю к твоему крылу,— сказал Алпамыс.— Ты полетишь на озеро Кугалыкуль, Там сестра моя Карлыгаш охотится с соколом. Сокол тебя схватит, но сестра увидит письмо и сохранит тебе жизнь. Предупреждаю, когда будешь лететь над аулами, не кричи. Гусь взял письмо и полетел.
Пролетел он над одним аулом, позабыл наставления Алпамыса и закричал. Хозяин аула поймал гуся. Когда он собрался резать его, то заметил под крылом письмо. Хозяин прочитал письмо и отпустил гуся. И гусь полетел дальше. Вот он прилетел и сел на озеро Кугалыкуль.
В это время  сын Алпамыса, увидя в руках у другого ребенка птичье крыло, стал просить сестру Алпамыса Карлыгаш, чтобы она ему добыла такое же крыло. Карлыгаш, села верхом на лошадь и, взяв сокола, поехала на Кугалыкуль.   Увидя   там   одиноко   летящего   гуся,   она   метнула сокола. Гусь   забился   под   соколом, письмо   оторвалось и выпало. Прочитав письмо, Карлыгаш зарыдала, села на лошадь и поехала домой. Слезы ее лились на гриву коня. По дороге домой  Карлыгаш  свернула  в  аул  своего  приятеля Карабая.
Завидя едущую Карлыгаш, Карабай спрятался под кучу дров, боясь, что она будет у него что-нибудь просить. Но услышал Карабай, о чем говорила Карлыгаш его жене, вылез из-под валежника и сказал, что поедет отыскивать Алпамыса. Захватив с собою на десяти верблюдах провизии и шелковый аркан в сорок кулачей, он поехал. Через несколько дней он приехал к зиндану.
—  О   Алпамыс, где ты? — начал звать Карабай своего друга- Никакого ответа. Карабай подумал, что друг его умер, и стал горько рыдать. Слезы его стали падать на дно зиндана.
Алпамыс спал, но от холодных капель вздрогнул и проснулся. Поднял голову и видит — друг его Карабай сидит наверху у зиндана. Он пролил уже целое озеро слез и смочил себе усы и бороду. Алпамыс окликнул его и стал спрашивать о здоровье своих родных. Карабай спустил в зиндан шелковый аркан в сорок кулачей. Алпамыс ухватился за аркан и уже поднялся наполовину зиндана, но потом вдруг подумал: «А что если Карабай впоследствии станет попрекать меня тем, что он спас мне жизнь? Ведь будет зазорно». Алпамыс обрезал аркан и полетел обратно вниз.
Карабай подумал, что аркан сам оборвался от тяжести Алпамыса, заплакал от досады горькими слезами и направился к дому. Теперь речь пойдет об Алпамысе. У дочери хана был любимый козленок. Как-то раз козленок резвился у зиндана и упал туда. Пастух начал просить у Алпамыса козленка. Алпамыс не отдавал.
—  Если   ты   мне   не   отдашь   козленка,— сказал   пастух,— я убью тебя камнем величиною с котел.
—  Что ж, убивай,— сказал Алпамыс.
Тогда пастух столкнул в яму камень величиною с котел. Алпамыс подхватил его на лету и выбросил обратно на сорок аршин вверх.
—  Меня убьет дочь хана,— умолял пастух.— Что тебе от меня надо, скажи?  Требуй все, только отдай козленка.
—  Ты должен ежедневно доставлять мне по барану,— приказал Алпамыс.
Пастух каждый день приносил Алпамысу по одному барану, а когда баранов не стало, он отдал Алпамысу и козленка.
—  Что мне делать теперь, ведь меня  ожидает  смерть, пожаловался пастух.
—  Не   горюй,   пастух,   вот   тебе   домбра — поиграй   на ней вечерком,— сказал Алпамыс.— Услышит ханская дочь твою игру и придет к тебе, но ты не сказывай ей, откуда домбру взял. И если даже разрежет она тебе подошвы и насыплет туда соли, молчи. Но если она будет уж очень приставать к тебе и умолять, ты скажи, что домбру подарил тебе узник из зиндана. Пастух в точности выполнил совет Алпамыса.  Он  заиграл на домбре, и ханская дочь пришла к нему.
—  Откуда ты взял домбру? — спросила она. Пастух   молчал.   Ханская   дочь   разрезала   подошвы   и насыпала туда  соли.  Но пастух молчал.  Что  тут  делать? Тогда она стала умолять пастуха, чтобы он сказал ей. Пастух наконец сказал, что домбру дал ему Алпамыс.
—  Поведи меня к нему,— приказала дочь хана.
—  Я не могу идти,— сказал пастух.
Дочь хана  посадила  его  себе  на  шею  и  притащила  к зиндану.
—  О друг,  я  тебя очень люблю,  только вот не  знаю, как извлечь тебя из зиндана! — воскликнула ханская дочь.
—  Меня может достать только мой конь,— сказал Алпамыс.
—  Скажи,  как его освободить,— попросила  девица.
—  Переоденься   в    плохую    одежду,   какую    надевают юродивые,— сказал   Алпамыс,— приди   к   хану   и   начни восхвалять его величие и справедливость.  Он тебе за это от избытка чувств посулит тысячу рублей, но ты денег не бери, а скажи ему, что конь его Байчубар тоскует, не ест корма и может погибнуть, что ты с раннего возраста воспитывала  этого   коня   и   знаешь,   как   заставить  его   есть корм.
Ханская дочь все это исполнила. Когда она освободила коня Байчубара, он прямо примчался к зиндану, увидел на дне колодца лежащего Алпамыса и горько заплакал. Слезы капали на лицо Алпамыса и разбудили его.
— О мой конь Байчубар,— сказал Алпамыс,— как я тебя   долго   ждал!
Тут  Байчубар,  присев   на  задние   ноги,   спустил   свой длинный хвост  в  зиндан,   Алпамыс   ухватился    за   него; когда  конь  вскочил  на  ноги,  узник   с   быстротой  стрелы очутился на поверхности земли.
Когда  настал   вечер,   Алпамыс   сел   на  Байчубара   и   в течение ночи перебил всех  врагов  своих,  а  скот в  сопровождении ханской дочери и пастуха угнал на родину.


<<<Содержание