Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
  http://electronmash.ru/ в состав комплектной трансформаторной подстанции.
  
 
 

Кара-Мерген


В давно      прошедшие      времена среди    казахов    жил    охотник по    имени    Кара-Мерген.    Не было у него ни богатства,  ни детей.   Он   охотился   на   маралов,   куланов   других   зверей.   С   первых   снимал   рога, со  вторых — саур,   с  последних— шкуры. Все это он продавал, тем и кормился. Если он уходил на охоту летом, то возвращался зимой, если зимой — возвращался летом. Ходил  он   на  охоту  всегда   один, без   товарищей.  Однажды охотник взял ружье   и   отправился   в   путь,  чтобы поохотиться в дальней местности, где летом и зимою не бывает аулов  и  где не  был  человек.  Пробыв  в  дороге  несколько дней, он приехал к одной большой горе и видит — нет никого, нет и следов человека. Он слез с лошади, взял ее за повод и пошел по ущелью. С большими трудностями достиг он вершины горы и остановился. Кругом было много зверей и птиц. Кара-Мерген сроду не видел такого изобилия   и   разнообразия   трав   и   деревьев.   Всюду   распевали разноперые соловьи, воздух был пропитан запахом мускуса  и гвоздики   Охотник  построил   себе   жилище,  лошадь пустил в травы. Через несколько дней лошадь так поправилась, не узнать было прежнюю худую клячу.
Охотник убивал зверей, снимал с них шкуры и рога, сушил и связывал в тюки.
Однажды вечером он варил мясо в медном котелке. Вдруг ему послышался какой-то шорох. Охотник удивился. «Что за шорох? Ведь здесь людей нет!» В это время в жилище охотника вошла женщина в синей рубахе и, ничего не говоря, села, подогнув ногу. Охотник посмотрел на женщину: лицо желтое, глаза пестрые. Она пристально глядела на охотника. Охотник удивился и подумал про себя: «Человек ли это, в молодых летах оставшийся на безлюдье и одичавший, или другое какое вредное существо?» Вскоре мяго сварилось. Охотник снял котел с огня,
воткнул кончик большого охотничьего ножа в кусок мяса, подал женщине и крикнул громко:
—  На!..
Женщина, не высовывая рук из рукавов, молча приняла мясо и съела. Охотник достал кусок мяса побольше, подал ей и еще громче крикнул:
—  На!..
Женщина так же молча взяла мясо и так же съела его. Тогда охотник убедился, что перед ним существо вредоносное, а потому все время, пока ел мясо, с опасением посматривал на женщину. Когда же кончил есть, взял в руки большой нож и громко закричал:
—  Уходи! Я спать хочу...
Женщина произнесла: «Абую! Абую!» — и уселась поудобнее, подогнув и вторую ногу. Охотник взял в руки ружье и опять закричал:
—  Уходи! Я спать хочу...
Тогда женщина со словами «Абую! Абую!» встала с места, попятилась к выходу и вышла. Охотник видел в щелку, как она пошла тихим шагом и скрылась за бугром. Охотник хотел разобрать жилище и уйти на новое место, но потом раздумал: «Так нельзя! Побегу я, устану и где-нибудь засну, а она придет по следу моему и убьет. Лучше я придумаю какую-нибудь хитрость, подстерегу ее и убью из ружья». Он собрал в кучу ууки, положил на них потники с седлом, сверху закрыл своей одеждой и на один конец ууков надел шапку. Как будто человек лежит. Сам Мерген отошел в сторону на ружейный выстрел и спрятался в яме.
Через некоторое время небо покрылось тучами, пошел снег и покрыл всю землю, а затем небо прояснилось. Вдруг лошадь охотника, стоявшая на приколе, чего-то испугалась, потом послышался какой-то топот. Охотник подумал про себя: «Наверное, идет. Как мне быть?» Он глянул в ту сторону, откуда слышался топот, и увидел женщину. Она шла прямо на него.
Охотник сделал выстрел и припал к земле. Женщина со словами «Абую! Абую!» бросилась на кучу ууков. Послышался треск палок. Потом она поднялась, озираясь по
сторонам. И, убедившись, что вокруг никого нет, стала рвать одежду охотника, которой были покрыты ууки.
Охотник решил, что это жалмауыз, помолился аллаху и выстрелил. Жалмауыз проговорила: «Да, так!» — и ударила рукой по тому месту, куда попала ей пуля, некоторое время постояла в недоумении, озираясь кругом, а потом пошла назад своим следом. Мерген снова выстрелил, жалмауыз сделала прыжок, снова ударила кулаком по тому месту, куда попала пуля, сказала «так! так!» и бросилась бежать.
Когда она скрылась за бугорком, Мерген подошел к уукам — они были перерезаны, словно ножом, а одежда была вся в дырах и разрезах. Мерген некоторое время стоял пораженный. Затем он решил проверить то место, где стояла жалмауыз. «Если пуля задела ее, то должна быть кровь»,— подумал про себя охотник.
Осмотрел он то место, где жалмауыз стояла при первом выстреле, и заметил кровь. А на месте второго выстрела кровь текла ручьем. Мерген немного успокоился. Когда стало светло, он отправился по следу жалмауыз и пришел к пещере. Держа ружье наготове, он устроил шум, но жалмауыз не показывалась. Тогда Мерген подошел к пещере, заглянул в нее и увидел мертвую жалмауыз, лежащую ногами к выходу. Мерген слез с лошади, вытащил труп за ноги из пещеры и увидел, что она вся как человек, только ладони у нее из синего железа и похожи на лезвие ножа, а ногти острые, как пики, и легко вонзаются в камни.
Мерген подумал, что у жалмауыз может быть муж и он может прийти на место происшествия, поэтому поспешил убраться из пещеры. Он отрезал одну руку жалмауыз, сел на лошадь и поехал назад. Мерген собрал шкуры и рога убитых зверей и переехал в другие горы, где также было много зверей — маралов, оленей. Здесь, на новом месте, Мерген увидел одного оленя, подкрался, прицелился, но у него вдруг задрожали руки, и он не смог сделать выстрела. «Что за диво?» — подумал он, оглянулся и увидел возле оленя что-то белое. Мерген сделал выстрел в это белое, оно исчезло, а на этом месте осталась железная  голова  змеи.   Пуля   оторвала   голову   змеи.  Охотник взял эту голову и положил к себе в кожаную сумку, полагая, что тут есть ок-жыланы, и отправился дальше, чтобы продолжать свою охоту в других горах. В пути Мерген почувствовал боль в боку. «Что такое?» — он посмотрел на свой бок и увидел: змеиная голова провертела дыру в сумке, шубе, халате, рубахе и штанах и вонзилась в бедро, Мерген испугался и выбросил эту голову. К вечеру он добрался до одной горы и остановился на ночлег. Утром Мерген проснулся и увидел много аулов и много привязанных к юртам кобыл.

Юрты были так белы, что на них играли и отражались лучи солнца. Мерген удивился: «Откуда это? Здесь никогда не было людей. Демоны это или люди? Поеду к ним. Они, наверное, уже заметили меня». Сел он на лошадь и поехал к аулам. Подъехал и видит: табунщики ловят лошадей, укрючины у них из золота и серебра, а арканы из шелка. Никто не обратил внимания на Мергена. Возле привязанных кобыл он заметил старика, подошел к нему и поздоровался. Но старик лишь прошептал что-то. Неожиданно густой туман покрыл всю землю. Стало гемно. Мерген стоял и читал про себя отходную, ожидая смерти. Вдруг какая-то невидимая сила потянула его лошадь за повод. Лошадь пошла. Мерген проехал некоторое время, и ему показалось, что кто-то тянет его за руку, как бы прося слезть с лошади. Мерген повиновался. Зачем кто-то его потянул за полу одежды. Мерген пошел вперед и вошел в большую юрту. В юрте были золотые и серебряные шесты, атласные и шелковые ковры, одеяла из парчи и манглунга2.
Откуда-то появилось шелковое одеяло и постлалось у передней стены в девять слоев. Ничего живого не было. Мерген хотел было сесть возле двери, но какая-то невидимая сила приподняла его и потянула в передний угол.
Через некоторое время появился самовар, постлалась скатерть, и на ней появились разные фрукты. Затем появились две чашки, и в них стал наливаться чай. Из одной пил Мерген, а из другой чашки чай исчезал сам собою.
Потом появился кумыс в серебряной миске с золотым ковшом. Кумыс пенился сам   собою   и   наливался   в   золотую чашку. Мерген пил да пил и наконец сказал: «Напился». Тогда кумыс убрался сам собою и на смену ему появилась целая тарелка казы и карты.
Мерген подумал: «Наверное, хотят меня зарезать, предварительно откормив. Все равно буду есть досыта». И ел.
После появились фрукты с приятным запахом. Мерген опять стал есть. Но скоро он наелся. «Что за чудеса, кто это сделал? — подумал он.— Накормили меня вкусными кушаньями. Теперь бы посмотреть, кто это сделал, и тогда хоть умирай». Но никто не появлялся. Скатерть убраласм сама. Появился кувшин с водою и полотенце. Вода полилась, и Мерген стал мыться. Вымыл он руки и вытер и полотенцем, расшитым золотом. Мерген посидел некоторое время, потом сказал:
—  Хочу спать!
Появилась постель. Потом отворилась дверь и вошла девица, да такая красивая, что нет краше ее на свете.; Красота девицы, как у полной луны. Одежда вся блестит — из золота, от лица светло вокруг. Мерген испугался  и  хотел  встать,   но  девица  остановила  его  и  сказала:
—  Не роняй своего достоинства и не унижайся.
Она поздоровалась с ним за руку, уселась рядом и прислонилась к нему. Мерген сказал ей:
—  Госпожа! Не садись ко мне так близко: я грязный, от меня идет дурной запах.
Девица на это заметила ему:
—  Перестань, не унижай себя. Тогда Мерген сказал:
—  Я  бедный   странник,  сильно  устал.  Прикажи  дать мне кошму, и я пойду спать около своей лошади.
—  Хорошо! Постель уже готова, ложись.
Мерген встал. Встала и девица. Она стала снимать с него одежду.
Мерген говорит ей:
—  Перестань издеваться надо мной. Тогда девица сказала:
—  Для   тебя   приготовлена   эта   постель,   ложись,   не стесняйся.
Она завела его за занавеску и уложила в постель. Потом прилегла рядом и говорит:
—  Не бойся... Аежи спокойно. Мерген спросил:
—  Скажи,   радость  моя,  кто  ты  такая,   и   что  это   за аулы?
Девица ответила:
—  Мы — кочующие пери. Наш народ обитает в таких местах,  куда  не  проникают люди.  Если же  они  случайно попадают к нам, и наши люди увидят человека, то за него дают девицу, а отец этой девицы становится царем пери. Из числа восемнадцати тысяч видов божьих творений человек— лучшее  создание.   Теперь   лежи   до   солнца   и   не смыкай глаз.  Завтра  весь  наш  народ  придет  приветствовать тебя. Если уснешь, лишишься меня и останешься без ничего. Лежи без опасения.
Мерген обнял девицу. Через некоторое время он захотел выйти во двор. Девица принесла драгоценную шубу, накинула на него и повела во двор. Мерген увидел свою лошадь, а возле нее свое седло и ружье. Мерген опять вошел в юрту и лег в постель. Он шутил и играл с девицей, а затем снова вышел во двор. Туман исчез. Начало светать. Мерген обрадовался наступлению утра, вернулся в юрту, снова лег в постель, обнял девицу. Девица шепчет ему:
—  Не усни, до утра осталось совсем немного.
—   Ой,   душа   моя,—сказал  Мерген,— как   я    могу   заснуть?
Но, к несчастью, веки у него сомкнулись, и он заснул. А когда проснулся, то ни юрты, ни девицы не было. Мерген впал в отчаяние:
—  Что это такое? Не сон ли это?
Оглянулся он вокруг — лошадь ходит одна на приколе, ружье стоит, прислоненное к седлу, а сам он лежит на остатках шелкового одеяла.
Мерген стал рыдать:
—  Куда ты, моя радость, ушла?
Но как он ни плакал, ничего не выплакал. Тогда Мерген говорит:
—  Сначала,   когда  увидели   меня  пери,   я   боялся,   что они убьют меня. Теперь же я, наверное, умру с горя.
Прожил здесь Мерген несколько дней и вернулся домой. Распродал он рога и шкуры убитых зверей и выручил
за  них   в  десять  раз   больше, чем  прежде.  Продал   он   и куски  шелковой материи, что остались у него,  и выручил за них столько, сколько стоят шестьдесят кобыл. Жена его вдруг забеременела — а  раньше  не рожала  детей.  Мерген -стал богатым. Но ничего его не радовало. Он скучал. Однажды Мерген пошел на то место, где встретился с девицей.
—   О    аллах,— сказал    Мерген,   обращаясь    к    небу.—. Зачем ты  мучаешь  меня?   Показал  мне   девицу  и  отнял. Лучше не создавал бы меня совсем. С девицей я разговаривал до утра,  и  каждое слово ее   было   мне   милее   всей моей прошлой жизни.— Он колотил себя кулаком в грудЯ и говорил: —Зачем только я уснул?
Вдруг Мерген услышал крик:
—  Кара-Мерген! Кара-Мерген!
Мерген оглянулся,  но никого   не увидел.  Вдруг  снова 3 голос:
—   Бельмо  тебе  в  глаз.  Теперь  ты  меня   не   увидишь,  как ни плачь. Ты лишился   меня. Не   трудись   искать, напрасно. Вот твой прошлогодний аминат. Воспитай его хорошо!
Голос умолк.  И  видит  Мерген:   сверху  спустилась  золоченая   колыбель,   а   в   ней   мальчик.   Мерген  снова   закричал:
—   Скажи, моя душа, хоть еще несколько слов.
Но ответа  не было.  Мерген взял   ребенка  и  вернулся домой. На радостях он устроил большое пиршество.


<<<Содержание