Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
  Вы можете выбрать однотонное окно пластиковое. | Купить перчатки драйвер цельноспилковые.
  
 
 

Кендебай на коне Кергула


В далекие времена, когда хвосты коз были короткими, в ущелье Кара-тау жил бедняк со своей женой. Звали его Казангап. Сам он промышлял соколиной охотой и рыболовством, а жена пряла шерсть, плела сети, латала старье. Этим они и добывали себе средства для жизни.
Бежали дни, катились годы, и вот жена Казангапа стала тяжелой, а 'через девять месяцев родила беленького пухленького сына. Обрадовались отец и мать, почувствовали, что стали сильными. Нарекли они сына Кендебаем. Растет Кендебай не по месяцам, а по дням. Через шесть дней он уже смеялся, через шесть месяцев пошел, а через шесть лет он стал настоящим жигитом. И был он такой сильный, что побеждал каждого, кто вступал с ним в схватку, а кто пробовал бороться с ним, того он клал на обе лопатки. Провалится, бывало, незадачливый верблюд в колодец, Кендебай схватит его за ноги и без труда вытащит. Подрос он и стал с отцом ходить на охоту, а скоро и один отправлялся охотиться на зебр. Прослыл он самым метким стрелком, потому что попадал стрелой в глаз быстроногой сайги. Штабелями складывал он убитых архаров и коз, зебр и косулей. Бедняцкие семьи, жившие по берегам Карасу, всегда обращались к Кендебаю за помощью. И всегда он помогал им.
Однажды Кендебай охотился в горах Каратау. В глубоком ущелье паслись лошади. Вдруг он увидел, как на одну жеребую кобылу бросился волк. Кендебай спрыгнул с коня, подбежал к волку, схватил его за хвост, приподнял и стал крутить волка вокруг себя, потом размахнулся и изо всей силы ударил его о скалу. Волк тявкнул и испустил дух. Кендебай снял с него шкуру и подошел к кобыле. Кобыла в муках умирала, а в животе ее бился жеребенок. Жалко стало Кендебаю жеребенка, и он, не долго думая, вынул из ножен булатный нож, вспорол кобыле живот и вытащил жеребенка. Жеребенок оказался необычайно крупным. Кендебай привез его домой и стал ухаживать за ним — чистил его, поил молоком зебры.
Не по дням, а по часам рос жеребенок, и через шесть месяцев превратился в настоящего коня длиной в шесть аршин. Назвали его по масти — Кергула.
Кендебай приучил Кергулу к верховой езде и стал ездить на охоту. Скоро Кергула стал самым быстроногим скакуном в округе — никто не мог его догнать, никто не мог уйти, а еще он мог зубами схватить на лету птицу. А хозяин его вмиг догонял на нем и хватал за хвост диких коней и зебр.
Кендебай был добрым юношей. Он всегда утешал тех, кто плакал, помогал бедным, отдавал им все свое добро. Всюду он появлялся на своем коне, и люди стали звать его не иначе как Кендебай на коне Кергула. Далеко вокруг разнеслась слава о доброте Кендебая.
Однажды Кендебай, охотясь, удалился далеко от родных мест. В одном урочище он увидел мальчика. Мальчик горько плакал. Рядом паслись ягнята. Подъехал к нему Кендебай, спросил:
—  Кто тебя обидел, бала? Почему в глазах твоих слезы, а на душе тоска?
Мальчик был одет в лохмотья, вся его голова была в чесотке, но он бойко ответил:
—  Потерял   я   мать — потерял   я   счастье,   лишился   я отца— лишился я опоры.
И мальчик опять горько заплакал.
—   Говори яснее,— сказал Кендебай.— Что случилось? Мальчик  перестал плакать,  вытер глаза,  вздохнул  тяжело и стал рассказывать.
—  Сейчас мне шесть лет. А когда было два года, враги напали на наши аулы, разорили и угнали всех коней. Отец мой был батыром. Мергенбаем его звали. Спал он всегда богатырским сном, как и подобает батыру. В то время, как раз после долгого похода,  отец спал шесть суток подряд. И вот спящего отца враги связали и забра-ли в плен. Мать моя  бросилась  выручать  отца.   Жестокий   и   неумолимый враг схватил ее и тоже увез. Я остался круглым сиротой и пошел к баю Таскаре пасти его ягнят. И вот вся моя одежда изорвалась, сам я похудел, губы мои потрескались, голову покрыла чесотка. Поэтому в глазах у меня слезы,  в душе — тоска и горе. Я горюю   по отцу и   матери, а   мой хозяин — бай  горюет   по   табунам  коней,  которых угнали враги.
-Успокойся, юный друг,—говорит Кендебай, я разыщу твоих родителей.
Мальчик обрадовался и пригласил Кендебая пожить здесь, вместе с чабанами, два-три дня.
Кендебай согласился и поехал к шалашу чабанов А мальчик остался пасти ягнят.
Кендебай подстрелил зебру, ободрал ее и стал готовить обед. Вечером пришли чабаны, но мальчика с ними не было. Кендебай ждал его, не смыкая глаз. Поздно ночью пришел мальчик, усталый, голодный.
-Почему    ты     так    поздно     возвратился?—спросил Кендебай.
-В аул ходил,— ответил мальчик. И лег спать. Утром юный  чабан встал вместе со  всеми  и,  веселый, погнал на пастбище своих ягнят. Вечером мальчик опять не пришел вместе со всеми. Кендебай поехал искать и нашел его в степи. Мальчик лежал без памяти. Когда он пришел в себя, Кендебай спросил его, что случилось. Мальчик молчал. Кендебай рассердился, тогда мальчик рассказал:
—  Вчера и сегодня вечерами прилетали шесть лебедей и кружили надо мной. Они громко кричали и спрашивали:

Здесь ли небезызвестный Кендебай-сал,
Чей верный конь Кергула на привязи не дремал,
На скаку развевал ветер гриву коня,
И сверкала на солнце броня?"

Я им ответил:

Кендебай-сал — это я, что таить,
Мой верный конь Кергула на привязи не стоит,
На скаку развевает ветер гриву коня,
И сверкает на солнце броня.

Когда лебеди спустились на землю и стали бить меня крыльями. Я упал и потерял сознание. На следующий день Кендебай переоделся в одежду мальчика и пошел вместо него пасти ягнят. Как только стало смеркаться, прилетели шесть лебедей Они сделали шесть кругов над головой Кендебая, опускаясь все ниже и ниже. Затем подали голос:

Здесь ли небезызвестный Кендебай-сал,
Чей верный конь Кергула на привязи не дремал.
На скаку развевал ветер гриву коня,
И сверкала на солнце броня?

Голосом юного чабана Кендебай ответил:

Кендебай-сал — это я, что таить.
Мой верный конь Кергула на привязи не стоит.
На скаку развевает ветер гриву коня,
И сверкает на солнце броня.

Лебеди опустились на землю и стали бить Кендебая крыльями. Кендебай стал ловить их. Испугавшись, лебеди взлетели. Одну из них Кендебай успел схватить за ноги, но не удержал, птица вырвалась, а в руках у Кендебая остался кебис. Кендебай еще несколько дней подряд ходил пасти ягнят в надежде, что лебеди прилетят еще. Но они больше не прилетали, и Кендебай, распрощавшись с чабанами, вернулся домой. Он на целый год заготовил мяса для отца и матери, затем надел свои богатырские доспехи и отправился на поиски родителей юного чабана.
Конь Кергула вихрем понесся вперед. Шестимесячную дорогу он покрыл за шесть прыжков. Птицы не успевали подняться в воздух — Кергула перешагивал их. Мимо всадника сплошной цепью неслись назад горы, озера, леса, болота, равнины. Так летел Кендебай днем и ночью Летел месяц. И вот впереди показалась высокая гора, вершина которой уходила в небо. У подножия этой горы Кергула заговорил человеческим языком.
— Мой друг Кендебай, то, что ты ищешь, теперь недалеко. За этой горой будет широкая река. Посредине реки стоит остров. На острове живет хан дьяволов. Шесть лебедей, которые прилетали к тебе тогда,— это дочери хана. Кебис, который ты прячешь под мышкой, оставила младшая дочь этого хана. Родители юного чабана тоже здесь. Они сидят в глубоком зиндане. Двери в зиндан заперты на замок. Ключ от этого замка лежит на дне моря, куда стекаются шестьдесят рек. Человеку не под силу добраться до дна. На том склоне горы встретишь высокого рослого мужчину, который будет пасти коров. Он тоже пленник хана, превращенный  в раба. Ты подойди к нему, дай ценности
и поменяйся одеждой. Затем отпусти его на волю, а сам оставайся пасти коров. Сейчас вырви у меня из хвоста один волосок и отпусти меня. Вооружение свое оставь на мне. Пока ни я, ни твое вооружение тебе не нужны. Когда я понадоблюсь, зажги волосок.
Кендебай вырвал из хвоста коня волосинку и пошел искать пастуха. Пастух с радостью поменялся с Кендеба-ем одеждой, взял драгоценности и пошел восвояси. Кендебай остался пасти коров.
Наступил вечер. Коровы сами пошли по направлению к острову, но на пути была речка, и коровы остановились. Как ни кричал Кендебай на коров, чтобы они шли в воду, коровы не двигались с места. Тогда Кендебай разозлился, стал хватать коров и перебрасывать их на ту сторону, Увидела все это младшая дочь хана, которая сидела на берегу, и закричала пастуху:
—  О  негодяй,  ты   же   погубишь  коров.   Почему,   как обычно, не говоришь:  «Раздайся, река,  раздайся!»
Кендебай обрадовался и громко сказал:
—  Раздайся, река, раздайся!
Река сразу же раздалась, и открылся проход к острову. Освоил эту тайну Кендебай и продолжал пасти коров. Однажды хан позвал своих двух сыновей и сказал:
—  Сегодня   ночью  вороная  кобыла  должна   жеребиться. Она принесет нынче десятого жеребенка. Но вы знаете, что жеребенок в ту же ночь исчезает. Сегодня покараульте кобылу и спасите жеребенка.
Кендебай подслушал этот наказ хана сыновьям. Вече-ром, когда сыновья хана пошли караулить кобылу, Кендебай незаметно пошел за ними. Через некоторое время ханские сыновья сладко захрапели. Всю ночь сидел Кендебай не смыкая глаз. На рассвете кобыла принесла крылатого жеребенка с золотым хвостом и боброво-шелковистой шерстью. Вдруг небо заволокло черными тучами. Тучи свернулись в клубок, опустились на землю, окутали жеребенка и подняли в воздух. Кендебай схватил жеребенка за хвост, хвост оторвался и остался в руках Кендебая. Кендебай спрятал золотой хвост жеребенка за пазуху и пошел спать. Утром хан спросил сыновей, что они видели. Сыновья ответили:
—  Кобыла не ожеребилась, ничего не случилось. В это время в дом вошел Кендебай.
—  Разреши, всемогущий хан!
—  Говори,   что  ты   хочешь? — сердито    крикнул    хан.
— Сыновья лгут. Незаметно для них я караулил кобылу. В полночь эти парни заснули..На рассвете кобылица принесла крылатого жеребенка с золотым хвостом И боброво-шелковистой шерстью. В это время с неба спустилась туча, надвинулась на кобылу и унесла жеребенка. Наверное, внутри тучи была какая-нибудь хищная птица, и она унесла жеребенка в когтях. Я успел схватить жеребенка за хвост, хвост оторвался и остался у меня в руках.
Хан нетерпеливо перебил его:
—   Где этот хвост?
—  О всемогущий хан, наберитесь терпения. Если бы я хотел  присвоить  себе  золотой  хвост  жеребенка,  я  бы   не пришел сюда.  Вот хвост,— и Кендебай вынул из-за пазухи хвост. Дворец озарился ярким золотистым светом. Сыновья хана потупили глаза.
—   Сейчас же вы, все трое, отправляйтесь на поиски и найдите хищную птицу и жеребенка. Если не найдете, нг показывайтесь мне на глаза! —приказал хан.
Кендебай перешел реку и зажег волосинку. К нему вмиг явился его конь. Кендебай надел свои богатырские доспехи, сел на коня и тронулся в путь.
Через некоторое время  конь остановился и  заговорил:
—  Вот там, видишь,— пылает? Это огненное море. Нам надо перешагнуть это море.  Закрой глаза и не открывай до тех пор, пока я не разрешу. Если откроешь, мы оба погибнем.
Кендебай закрыл глаза. Конь вздыбился и полетел вперед. Кендебая обдало горячим воздухом, потом подул сильный ветер. Прошло некоторое время, и Кендебай услышал голос своего коня: «Открой глаза!» Кендебай открыл глаза и видит: стоят они на острове среди бушующего моря. Огляделся Кендебай и увидел девять золотохвостых коней и одного жеребенка без хвоста: они пили воду из золотого желоба.
Конь Кергула опять заговорил:
—   Вон там, видишь,— высокий тополь? На вершине его есть гнездо двуглавого орла-великана Самрука. Этот хищник один раз в шесть месяцев улетает за добычей. И возвращается через пятнадцать дней. Сегодня его нет — улетел промышлять.  Возвратится  он через шесть  дней.  Чтобы не попасть ему в когти, мы должны покрыть шестимесячное расстояние за шесть часов. Садись на меня и возьми золотой желоб. Кони и жеребенок пойдут следом за желобом.
Но мы с этими конями и жеребенком не сможем напрямик перешагнуть огненное море. Надо будет обогнуть это море. Путь нам предстоит длинный. На этом пути нас ждут три преграды: семиглавый великан, страшный лев и, наконец, лукавая баба-яга. Всех их мы должны победить. Это будет зависеть от твоей богатырской силы, храбрости и хитрости. Ну, не будем терять зря времени, поедем!
Кендебай поднял золотой желоб, сел на Кергулу и тронулся в путь. Золотохвостые кони последовали за ним. Через некоторое время впереди показалась гора. Что за чудо? Гора качалась и двигалась прямо на них. Гляди г Кендебай и глазам своим не верит. И вдруг он увидел, что это вовсе не гора, а семиглавый великан — див. Кендебай опустил на землю желоб. Золотохвостые кони и жеребенок остановились и окружили желоб.
Кендебай взял свой шокпар весом в сто батпанов и во весь дух помчался навстречу семиглавому великану. Пролетая мимо дива, он со всей силой ударил его тяжелым шокпаром. Одна голова дива отлетела и покатилась по земле. Кендебай повернул коня обратно и, промчась мимо дива, еще раз ударил его по голове. Еще одна голова дива слетела. Так Кендебай снял все головы, и див горою свалился наземь. Кендебай вырезал у дива глаза и спрятал в мешок. Затем он вернулся к желобу, поднял его на седло и, увлекая златохвостых коней и жеребенка, продолжал свой путь.
Могучий Кергула вихрем несся вперед. Пыль за ним тянулась несколько верст; вмиг он промчался через несколько перевалов, и Кендебай услышал страшный рев. На этот раз он оставил Кергулу возле златохвостых спутников, а сам пеший отправился в ту сторону, откуда слышался рев. Прошел Кендебай несколько шагов,— какая-то струя воздуха потянула его вперед. Кендебай увидел перед собой широкую, как пещера, пасть льва, и понял, что его тянет в эту пасть. Богатырь быстро вынул из ножен алмазный меч длиной в шесть сажен и протянул перед собой поперек. Алмазный меч рассек льва пополам. Кендебай выколотил клык льва и спрятал в мешок.
Опять двинулись вперед. Сколько бугорков, сколько гор промчалось мимо них назад, неизвестно, стал стелиться густой черный туман. Сделалось совсем темно, и только
хвосты  коней  кое-как освещали дорогу золотым  блескоп Вдруг   наступила   светлая   полоса   и   показалась   какая-т девушка — писаная   красавица.  Кендебай  сошел   с   коня направился   в   сторону   девушки.   Девушка долго   и   пристально вглядывалась в лицо Кендебая:
—  С дороги, наверное, очень устал, добрый путник,— заговорила она.— Идем в мой терем, отдохнешь!
Вспомнил Кендебай, что Кергула предупреждал пр> лукавую бабу-ягу. Это, верно, она явилась перед ним в облике девушки-красавицы. Конь говорил: кто пойдет ее терем, никогда обратно не вернется. И Кендебай от ветил:
—  Да, я устал с дороги. Веди меня в свой терем. Девушка повернулась, чтобы вести Кендебая за собой
В этот миг Кендебай нанес ей сильный удар мечом. Блео нула молния, и все вокруг покрылось черным туманом Затем туман постепенно рассеялся, и Кендебай увидел яг месте девушки рассеченную надвое дряхлую старуху. Кендебай отрубил голову старухи и положил в  мешок.
И опять заговорил Кергула:
— Через владения этой злой старухи не удавалось ни пройти, ни проскочить, ни пролететь не только людям, но и зверям и птицам. Пока никто не знает, что эта страшная старуха   подохла,   мы   можем  здесь   отдохнуть  три-четыре дня.
Кендебай согласился, и они стали отдыхать. Когда подошло время ехать дальше, Кендебай взял драгоценности злой старухи, навьючил их на Кергулу, сел на него верхом, взял на седло золотой желоб и в течение нескольких дней достиг острова хана дьяволов.
Хан оказал Кендебаю большое уважение: посадил его на почетное место и спросил, как его зовут, откуда он родом. Кендебай ответил:
—  Я сын простого человека. Мое имя Кендебай. В народе меня зовут Кендебай на коне Кергула. Я приехал в эту страну не ради забавы, а по делу. Я ищу возможности отстоять свою честь. Коль будет дозволено, я скажу все.
—  Говори, говори, мой сын!—ответил хан.
—  Несколько  лет  тому  назад  воины  ваши  напали  на нашу страну пограбили ее,— сказал Кендебай.— Они угнали скот, связали и увезли нашего батыра. Я приехал сюда, чтобы освободить и увезти   с собой этого батыра.   Это — раз. А второе вот что. Однажды я пас скот. Надо мною кружились лебеди. Я схватил одну из них за ногу, но она вырвалась, и у меня в руках остался золотой кебис. Говорят, что этот кебис принадлежит кому-то из вашей страны. Я приехал вручить этот кебис его хозяйке.
Кендебай протягивает золотой кебис хану. Хан отвечает:
— Ты прав, сынок. Это по моему велению мои воины совершили набег на вашу страну, пригнали скот, связали и привезли сюда батыра. Батыр по имени Мергенбай и его жена сидят у меня в зиндане. Я посылал к нему своих людей и велел сказать: «Я жалую ему свободу, если он будет служить мне». Но он оказался упрямцем, отказался наотрез. «Я не стану служить своему врагу. Пусть он прежде всего прикажет развязать мне руки и ноги. Только потом я стану с ним говорить»,— ответил он. Развязать его мы опасались. В этом мы преследовали еще одну цель: поймать тебя. До нас доходила твоя слава, мы знали о тебе. Я хотел послать тебя за хищным Самруком, который каждый год уносил моих жеребят. Поскольку я не мог тебя подкараулить и поймать, я приказал ограбить твою страну в надежде, что ты сам придешь к нам отстаивать честь своей страны. Прошло после того два года. Но ты не являлся к нам. Поэтому мои шесть дочерей летали в вашу страну искать тебя. Этот кебис принадлежит моей младшей дочери. Теперь ты должен выполнить мое желание. В таких-то краях живут: семиглавый великан — див, страшный лев и лукавая баба-яга. Ты должен убить их и доставить мне их головы. Если ты выполнишь все это, я тебе верну вашего батыра, верну весь скот. Кроме того я выдам за тебя мою младшую дочь, и ты будешь моим зятем.
Кендебай пошел и принес мешок, который был привязан к седлу Кергулы. Он вытряс перед ханом мешок, оттуда вывалились глаза дива, клыки льва и голова бабы-яги. Хан был удовлетворен и приказал освободить из заточения батыра Мергенбая, его жену и других пленников. Он также вернул весь скот. Затем выдал младшую дочь за Кендебая и устроил веселье на тридцать дней и пир на сорок дней. После этого он проводил Кендебая в его родные края. Через несколько дней Кендебай был в своей стране. Он вручил народу его скот. Батыр Мергенбай и его жена нашли своего сына.
На радостях был устроен богатый пир.
Ни один враг не мог осмелиться напасть на эту страну, пока здесь жил Кендебай. И эту страну стали называть не иначе, как страной Кендебая на коне Кергула.


<<<Содержание