Главная страница
 Обратная связь
 Редакция рекомендует
 Друзья сайта
   
 
 Белорусские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Абазинские сказки
 Абхазские сказки
 Аварские сказки
 Адыгейские сказки
 Азербайджанские сказки
 Армянские сказки
 Балкарские сказки
 Грузинские сказки
 Карачаевские сказки
 Курдские сказки
 Осетинские сказки
 Чечено-Ингушские сказки
 
 Казахские сказки
 Киргизские сказки
 Таджикские сказки
 Туркменские сказки
 Узбекские сказки
 
 Датские сказки
 Исландские сказки
 Норвежские сказки
 Финские сказки
 Шведские сказки
 
  Здесь новостройки под ключ в микрорайоне Чистая Слобода Новосибирска по низким ценам. | http://www.soyzkf.ru/ экструдированный пенополистирол в тюмени цены.
  
 
 

Храбрецы


Давным-давно у богатого бая был единственный сын — надежда отца, его счастье, его настоящее и будущее.
Но как на беду, только мальчик немного подрос, стал ему сниться каждую ночь один и теп же   сон:   будто   гонится   за    ним
огромный черный волк. Зверь хочет съесть его и уже вот-вот схватит за ноги. С криком, весь в холодном поту просыпался несчастный... Он потерял покой и сон: днем его не интересовали игры, ночью он боялся заснуть.
Отец и мать стали расспрашивать сына: уж не заболел ли? Мальчик рассказал им о страшном сне. Родители очень испугались. Сзывает бай толкователей снов. Как ни
бились они — не могли разгадать сон мальчика. Но однажды к родителям пришел дряхлый старец, вещий пророк.
—  Волк не отстанет, пока не съест вашего сына,— сказал он.— И никакая каменная крепость и железные засовы не спасут его.
Убитые горем, плачут бедные отец и мать.
—  Помоги нам, достопочтенный, подскажи, как спасти наше дитя!
—  Спасет  он себя  лишь сам,  если сможет  убежать  и скрыться от волка,— ответил старец и тут же исчез.
Бай бросился искать коня для побега сына. Много дней он объезжал свои неисчислимые табуны, но так и не выбрал подходящего скакуна.
—  Сын мой,— сказал отец,— иди в табун и сам выбирай себе спасителя.
Мальчик взял уздечку и пошел к старому пастуху, который много лет пас байские табуны. Поведал мальчик о своем горе и попросил:
—  Дедушка, вы лучше всех знаете коней   моего отца. Найдите скакуна, который бы спас меня от волка.
—  Свет мой, всю жизнь   я пасу этих коней,   но ни на одного не могу положиться в такой беде. Есть тут один му-хортенький пятилетний конек. Хоть он и тощ так, что ребра  можно  пересчитать,  но по резвости  в  табуне  нет ему равных. Днем он скачет — травки не щипнет, ночью резвится — даже на рассвете не вздремнет. Подсмотрел я за ним один секрет: в темноте от его копыт искры огненные летят. Вот я и думаю, что кроме мухортого ни один конь тебя не спасет. Взнуздай его да и скачи.
Мальчик попрощался с матерью и отцом, родными местами, оседлал мухортого и без промедления отправился в путь. Он опустил узду и дал коньку волю: пусть мухортый скачет, куда сам хочет. Так они ехали несколько дней. Однажды, оглянувшись, мальчик увидел еле заметную завесу пыли. «А вдруг это бежит волк, чтобы съесть меня»,— подумал мальчик и стал сильнее подгонять конька. Да и мухортый, за несколько дней объезженный, голову поднял выше, тверже начал ступать, шерсть на нем лоснится.
Скачет наш герой еще три дня, оглянулся и видит: ваве-са пыли приближается! Словно поняв седока, конь понесся еще быстрее. Так они скачут еще два дня. Сзади послышался гулкий топот. Оглянувшись, мальчик застыл в стра-
хе: черное чудовище, распластавшись, вынырнуло из столба пыли и нагоняет его.
Пот градом катится с мухортого, заливает ему глаза. Мальчик протирает глаза конька, пуще прежнего его подгоняет. Чем ближе топот чудовища, тем стремительнее, словно птица, летит мухортый, чуть касаясь копытами земли. Уносит конь мальчика от верной гибели. Казалось, никакому зверю не догнать его, но черное чудовище все ближе, ближе.
Напрягая последние силы, мухортый проскакал еще один день.
Оглянувшись в третий раз, мальчик обомлел: рядом с хвостом коня он увидел клыкастую пасть и свисший язык Черного волка, преследовавшего его во сне. Ростом волк был с теленка. Белой пеной клубится у него слюна. Зверь жаждет сожрать мальчика. Бедняга понял: сама смерть догнала его. Мухортый, весь подобравшись, будто понимая, что кроме него некому защитить малыша, летит выпущенной из лука стрелой. Казалось, ничто живое не могло бы выдержать, а мухортый бежит, не уступает. Как же не полюбоваться красотой бега мухортого конька, как не прославить его выносливость и храбрость!
Соленая влага ела глаза коня, он ничего не видел впереди... У мальчика не было сил вытирать пот с морды мухортого. Проклятый волк! Мухортый сделал все, что мог, больше нет сил. От пасти чудовища до мальчика один вершок.
Волк вытянул шею, приготовился впиться клыками в свою жертву. Мальчик считает последние минуты и прощается с белым светом. На коня больше нет надежды. Вокруг ни души. Все кончено.
— Вот она — смерть! Сейчас это чудовище сожрет меня!— закричал мальчик плача. Волк разинул пасть, чтобы сожрать несчастного! Вдруг в это время издалека послышался собачий лай. Зверь насторожился и чуть приотстал. Мухортый тотчас заметил это. Он почувствовал от радости прилив сил и понесся вперед, как истинный тулпар.
Волк оправился от замешательства и нагнал свою жертву. Только он раскрыл пасть, чтобы сожрать несчастного, как послышался собачий лай, на этот раз ближе. Волк насторожил уши и приостановился. Мухортому этого-то и надо было. Как ветер рванулся он вперед. С диким рыком, с горящими  глазами,   брызжа  клубами   пены,  снова   нагнал
свою жертву Черный волк. Только раскрыл он черную косматую пасть, чтобы сожрать мальчика, как раздался громкий собачий лай. Теперь он был совсем близко. Зверя будто ножом полоснули, он сразу остановился.
Тулпар летел, все дальше унося седока от страшного преследователя. Вот они скрылись.
Долго ли коротко они так летели, наконец вдали показалась одинокая юрта.
Подскакав к ней, конь остановился со всего бегу, и мальчик вылетел из седла. Он очнулся лишь когда к его руке кто-то нежно прикоснулся и стал настойчиво теребить. Чуть приоткрыв глаза, мальчик увидел перед собой красивую серую собаку. Она была величиной с теленка, грудь широкая, морда длинная, пасть черная, уши чутко навострены, глаза разумные и светятся, как огни. Собака обнюхала мальчика и успокоенная легла рядом, словно хотела согреть его своим теплом и защитить.
Из юрты вышли люди. Заметив мальчика, они подняли его и внесли в помещение. Стали расспрашивать, кто он и откуда. Но бедняга ничего не мог ответить, сознание снова покинуло его. Вечером пришел хозяин дома. Это был рослый смуглый мужчина. Плечи его были так широки, что на них свободно мог усесться человек. Взгляд его карих глаз был проницателен. Казалось, жигит все видит и все знает.
—  Расскажи,   дорогой, что с   тобою   приключилось,— обратился он к  мальчику. Тот рассказал жигиту все как было.
—  Я   так   и   думал,   что   это   ты,— сказал   жигит.— Я знаю, чей ты сын, и знаю о твоем несчастье. Черное чудовище — не просто волк. Это злой дух, который жаждет власти над миром. Стоит ему съесть тебя, отведать человеческого мяса, как он начнет пожирать всех людей на земле. Он считается   храбрейшим   среди   волков. А   тулпар, унесший тебя от Черного волка, твой мухортый,— храбрейший среди всех   тулпаров. Он еще жеребенком   знал, что Черный волк   преследует тебя и хочет   съесть. Мухортый жил лишь одной мечтой — спасти твою жизнь. И с самого рождения готовил себя к этому, закалялся: мало ел, много резвился. Твое спасение цель его жизни. Мечта его сбылась. Будь на месте мухортого любой другой тулпар — растерзал бы тебя Черный волк. Помогла мухортому моя чер-нопастая собака — храбрейшая среди всех собак. Чернопа-
стый за день до твоего приближения к юрте почуял, что волк готов исполнить свой чудовищный замысел. Тут-то и залаял он. Что касается меня, то я — храбрейший изо всех людей на земле. Мухортый знал, что мы с Чернопа-стым находимся здесь. Поэтому-то он и направил свой бег сюда.
До сих пор все идет, как хотел я. Но злой дух не успокоился. Черный волк еще не ушел, он подкарауливает тебя, спрятавшись вон за тем холмом. Сюда волк не подходит, потому что сейчас мы, трое храбрецов, все вместе и нас не одолеть. Но мы не будем сидеть сложа руки. Чуть только займется зорька, пойдем выслеживать Черного волка, чтобы уничтожить его, освободить тебя, а вместе и всех людей от страшного преследователя. Ложись и спи — на сегодня с  тебя достаточно.
Мальчика накормили и уложили спать. Утром хозяин разбудил гостя и говорит:
—  Садись на своего конька и поезжай вон к тому холму,  где  затаился  Черный   волк.  Я с   Чернопастым   буду ждать там. Как только спущу собаку, она схватится с волком. Тут нам надо не зевать. Подъезжай поскорее со стороны волка,  я же пойду со стороны собаки.  Стоит  волку почуять твой запах,   он повернет к тебе   голову. Чернопа-стый тут же свернет ему шею, а я помогу прикончить совсем. Только в этом твое спасение, не робей и не мешкай. Я бы заменил тебя, сам бы сел на твоего конька, да он не поднимет меня. Подъезжай к волку смелее и раньше, чем я подойду к собаке. Если опережу тебя, не   миновать   беды: Чернопастый учует меня — повернет ко мне голову, и волк в одно мгновение растерзает его. Пусть придает тебе храбрости мысль, что ты спасешь всех людей на земле.
Мальчик видел, как, приблизившись к холму, жигит спустил собаку. Чернопастый помчался к вершине холма. Его хозяин потихоньку двинулся туда же.
—  Пора   и   мне,—сказал   себе   мальчик   и   направился к другой стороне холма.
Чернопастый уже добрался до вершины. Черный волк заметил его. Они остановились друг против друга, готовые в любое мгновение схватиться насмерть. Рыча и вздыбив шерсть, непобедимый среди волков и храбрейшая из собак следили за малейшим движением друг друга. Вид их был страшен: глаза горят, пасти оскалены, шеи раздулись и шкура вот-вот лопнет от натуги.
Громовое рычание известило окрестные степи, что двое непобедимых ринулись в бой. Они вцепились передними лапами друг в друга, стоя на задних. Их когти, как клещи, впиваются в горло противника. Кровь льется ручьями.
Мальчик, услышав громовое рычание зверей, застыл на месте. Он боялся ступить вперед даже на шаг. «А вдруг волк сейчас сожрет меня»,— мелькнуло в его голове.
Жигит же в это время подумал: «Наверное, мальчик добрался до волка, надо поспешить на помощь». Храбрец взбежал на вершину и увидел смертельную схватку зверей. Мальчика не было видно. Через несколько секунд лишь показалась его макушка: малыш переборол страх и пытался подняться на холм. Но было поздно. Чернопастый почуял приближение хозяина и молнией бросился в его сторону. Этого достаточно было волку: в мгновение ока он впился в горло противника и сомкнул свои смертоносные клыки. В гневе жигит выхватил из ложен кинжал и рванулся вперед. Не успел Черный волк разомкнуть клыки, как его брюхо было рассечено пополам. Потоком полилась с холма черная кровь. Чудовище подыхало рядом с мертвой собакой.
Жигит сел, обнял труп своей любимицы и горько заплакал. Мальчик подошел к нему, ничего не осмеливаясь сказать в свое оправдание.
— Видишь, малыш, что наделала твоя робость. Отныне ни одна собака не осмелится напасть на волка, волки будут властвовать над собаками, потому что храбрейший волкодав Чернопастый принял смерть, защищая тебя. Я же, храбрейший жигит на земле, убил Черного волка. И отныне волки будут бояться людей, человек будет властвовать над волками.


<<<Содержание